Тоня Глиммердал, Мария Парр
Read

Тоня Глиммердал

Девочка Тоня по прозвищу «гроза Глиммердала» — единственный ребенок в норвежской глухой деревушке. Тоне десять лет, у нее есть снегокат и твердая уверенность в том, что главное в жизни — «скорость и самоуважение». Когда она мчится с гор, распевая во весь голос и сверкая рыжей копной волос, вся деревня знает, что едет самый главный человек в долине. А еще у Тони есть лучший друг — старик Гунвальд, который печет для нее кексы и играет ей на скрипке. «”Гунвальд, что бы ты делал без меня?” — часто спрашивает Тоня. “Я бы сам закопал себя в землю и сдох”, — отвечает Гунвальд». «Тоня Глиммердал», новая книга Марии Парр, уже известной российскому читателю по повести «Вафельное сердце», рассказывает о настоящей дружбе. И о том, что иногда дети оказываются намного мудрее взрослых, помогая им примириться со своим прошлым и радоваться настоящему.
more
Impression
Add to shelf
Already read
167 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Очень понравилась книга! Читали всей семьёй вслух и смеясь и утирая слёзы

👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
🚀Unputdownable

Книга прекрасна, мила, очаровательна, как и её героиня! Не оторваться. История Тони и её друзей цепляет с самого начала - получилось бы отличное кино!

👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💞Loved Up
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Потрясающая книга!!!!! Жаль нет экранизации! Супер!!!!!

Stolyarov Sergey
Stolyarov Sergeyshared an impression3 months ago
👍

Прекрасная, добрая книга о непростых отношениях детей и взрослых. Рекомендую к прочтению!

👍
🐼Fluffy

Alexander Radutsky
Alexander Radutskyshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
🌴Beach Bag Book

Ребенок восьми лет говорит, что книга крутая. Ему понравилось, "что в ней все наоборот", что бы это ни значило.

zuza8
zuza8shared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths
😄LOLZ
🚀Unputdownable

b4457553105
b4457553105shared an impression11 days ago
👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
😄LOLZ
💞Loved Up

Круто

👍
🐼Fluffy

👍
🚀Unputdownable

👍

b9727630695
b9727630695shared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable

Yulia Marugina
Yulia Maruginashared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

Лучшая детская книга в мире :)

Tatyana Kurochkina
Tatyana Kurochkinashared an impression5 months ago
👍
🐼Fluffy
😄LOLZ
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Книга про взаимоотношения между детьми и взрослыми. Местами смешная и поучительная.

👍
🐼Fluffy
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
💧Soppy

Потрясающая книга! Полна приключений, детских фантазий и размышлений. Словно сам возвращаешься в детство. Пол книжки проплакала, такая трогательная и сентиментальная история. Прям для уютных вечеров с чашкой какао.

🔮Hidden Depths

👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💧Soppy

Julia Datsuk
Julia Datsukshared an impression6 months ago
👍
🐼Fluffy
🌴Beach Bag Book

Очень милая и простая книжка. Доставила удовольствие!

Alena Volkova
Alena Volkovashared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

👍
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Очень круто я тоже хочу быть грозой !!!!!!!!!!!!!!!

QuotesAll

— Дети ни в чем не виноваты.
На каждое слово Нильс ударяет пальцем Тоню по коленке, словно вколачивает в нее эту истину: дети-ни-в-чем-не-виноваты.
— В чем не виноваты? — спрашивает Тоня едва слышно.
— Ни в чем. Все глупости взрослые делают сами.
Тоня Глиммердал стоит перед лощеным богачом, и ей ужасно хочется треснуть его по башке. Важные вещи — это дом и друзья, мама и папа, звуки скрипки и горы, река и море, которое поднимается, — вот это важно. А деньги совсем не важны.
— Слезы — это не опасно, — сказала однажды мама.
Клаус Хаген, владелец кемпинга «Здоровье», такой противный человек, что по-хорошему его надо бы засунуть в стиральную машину и прополоскать ему мозги.
Весну нельзя остановить, даже если твоя собственная жизнь идет наперекосяк.
— Мне для жизни нужны две вещи, — говорит тетя Эйр, — скорость и самоуважение.
Дедушка Гунвальда беседкой не ограничился. Он пилил, строгал и строил для своей Маделены Катрины Бенедикты всю жизнь. И дом их стал больше гостиницы.
Клаус Хаген, владелец кемпинга «Здоровье», такой противный человек, что по-хорошему его надо бы засунуть в стиральную машину и прополоскать ему мозги.
Едва ты сойдешь с корабля на пристани внизу, как сразу почувствуешь ветер Глиммердала. Даже сейчас, в зимние холода, ты его непременно различишь. Просто прикрой глаза. Он пахнет соснами. И елками. А теперь — вперед.
Тебе нужно идти прямо, никуда не сворачивая, мимо закрывшегося киоска, магазина, парикмахерской Тео и дальше всё время вдоль реки.
Поначалу дорога довольно ровная и попадаются дома. Возле одного из крайних стоит экскаватор. Здесь живут Петер с мамой
Люди должны в Глиммердале радоваться жизни, вот что главное!
Если ты хочешь узнать что-то о море, ты должен быть на море, иначе нельзя.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,
в которой проходят вторые испытания снегокатов с рулем и тормозом и Гунвальд готовит жаркое из оленины
Какое счастье, что Тоня пришла сегодня в кемпинг «Здоровье» Клауса Хагена! Детям там невмоготу. Шебутной Уле так старается вести себя смирно, что у него разве что пар из ушей не валит. Это его отчитывал в пятницу Хаген, когда Тоня влетела в кемпинг в облаке счетов, писем и газет. Гитта капризничает и упрямится по любому поводу. А Брур тревожится так, как умеют тревожиться лишь старшие братья с ангельскими кудрями и добрыми глазами.
И вот теперь Брур и Уле (они сами не поняли, как так вышло) сидят на снегокатах и собираются совершить пробный заезд, словно самые обычные школьники в зимние каникулы. Тоня даже успела сбегать домой и притащила мопедные шлемы своих теток, так что мальчишки выглядят просто как пилоты «Формулы-1».
— Скорость и самоуважение — это самое главное, — объясняет гроза Глиммердала, потирая варежки.
Что это был за день! День смеха и визга. Гунвальд отладил еще несколько саней, и горы улыбались друг дружке, перекатывая между собой детские крики и вопли по всему Глиммердалу. Тоня почти без передышки распевала во всю глотку санную песню, и недолго пришлось ждать, чтобы ее подхватили Уле и Брур. Особенно надрывается Уле. Он тот еще горлопан. В нем много звуков. Гитта стоит рядом с Гунвальдом и тоже покрикивает «давай, давай» изо всех силенок. Они ездят наперегонки, по одному и паровозиком, они сталкиваются, вылетают с саней и падают в снег, у них мокрые попы и красные щеки, они меняются санями, они обсуждают, они ездят за машиной Петера, отчитываются перед Гунвальдом, поправляют шлемы, катаются, катаются, катаются... Один раз Уле с Тоней столкнулись так, что Уле выкинуло на вторую ветку елки у дороги, а другой раз Брур упал головой в кювет и угодил в собачьи какашки. Тоня боялась, что она от смеха умрет. А бедная Салли! Обед остыл, пока она безуспешно пыталась поесть, но вынуждена была каждую минуту снова бежать к окну посмотреть, кто теперь пронесся мимо дома.
Но вот солнце ушло за Большую Морду, и всё стихло. Испытатели саней совсем без сил.
— Отряд, стройсь! Отбой, — скомандовал Гунвальд.
Он обещал приготовить жаркое из оленины. Это хорошо: они голодны, как маленькие гиены.
Каждую осень тетя Идун и тетя Эйр приезжают в Глиммердал на оленью охоту. Тоня считает, что охота похожа на сказку — она страшная и прекрасная одновременно. В прошлом году ей досталась старая камуфляжная одежда и право посидеть под секретным охотничьим деревом тети Идун.
— Теперь ни гу-гу, — сказала тетя Идун.
А когда тетя Идун просит помолчать, это совсем не то же самое, что этого требует Клаус Хаген. Тоня просидела с тетей Идун под деревом три часа без единого слова. Они слышали, как бурлит река и как шумит ельник. Листья на деревьях были красные и желтые. Воздух был прозрачный, таким он бывает только под чистым осенним небом. Тоня вспоминает эти часы с тетей Идун как одни из самых лучших в своей жизни. Тетя Идун держала на коленях ружье и всматривалась в лес. Изредка она переводила взгляд на Тоню и улыбалась. А Тоне тогда снова хотелось младшую сестренку, с которой она могла бы ласково обращаться и брать к секретному дереву, чтобы вместе ждать оленя.
И олень в конце концов появился. Высокий и красивый олень вышел из леса и стал на прогалине. Тоня помнит, что перестала дышать, когда тетя Идун прицелилась и выстрелила. Всё произошло молниеносно. Выстрел был ужасно громкий, Тоня не слышала прежде таких оглушительных звуков, олень умер мгновенно.
— Ему было четыре года. Видишь? — спросила тетя Идун и показала, как узнавать возраст оленя по отросткам на рогах.
Тоня похлопала оленя, а тетя Идун вынула нож. Вот так — всю свою оленью жизнь этот красавец провел в Глиммердале. Возможно, у него остались дети. На секунду Тоне стало грустно. Но тут из расщелины на опушку, как перед этим олень, выскочила тетя Эйр.
— Урра-а-а! — завопила она. — Да здравствуют воскресные обеды у Гунвальда сто лет подряд!
О жарком Гунвальда из оленины ходят легенды, о нем наслышаны даже в Барквике. И сейчас, пока Петер попивает кофе у окна, а Гитта посапывает во сне на диване, Гунвальд обжаривает мясо с маслом на большой сковороде. Тоня приносит жестянку с можжевеловыми ягодами, и Уле давит их скалкой. Гунвальд мешает раздавленные ягоды с перцем и посыпает этим скворчащее мясо. Аромат такой пряный и вкусный, что Уле говорит, что сейчас свихнется: стоять вот так, нюхать и не есть — выше человеческих сил. Ему отдают на растерзание кочан салата, и он кромсает его кухонным тесаком, коротая ожидание. И в конце концов даже получается салат. Брур отмеряет рис. Потом Гунвальд выкладывает мясо на блюдо и приступает к соусу. Лук, бульон, сливки, грибы, которые набрала для него осенью Тонина мама, немного козьего сыра, морошковое варенье, соль и вода. Гунвальд мешает, пробует, добавляет то одно, то другое и покрякивает, как он всегда делает, колдуя у плиты.
жизни черная полоса обязательно сменяется белой, пусть сейчас черная полоса и затянулась.
Во всем Глиммердале всего один ребенок. А вынести одного ребенка, казалось бы, по силам даже Клаусу Хагену. Но нет. Как раз таких детей, как Тоня Глиммердал, Клаус Хаген на дух не выносит. Что-то в ней есть такое... Короче, постояльцы кемпинга «Здоровье» с первого взгляда понимают, что главная в Глиммердале — Тоня, а у Хагена просто кемпинг в ее долине. К счастью, маленькая повелительница Глиммердала гостеприимна даже сверх меры.
Весну нельзя остановить, даже если твоя собственная жизнь идет наперекосяк.
Eka
Ekahas quoted4 months ago
Гунвальд смотрит из-под кустистых бровей, как к нему на двор въезжает живая пирамида из Чайки-Гейра-на-шлеме-на-Тониной-голове.
Тетя Эйр сказала однажды, что нужно обладать добрым сердцем, чтобы назвать сок Салли соком — он больше похож на воду, с которой приключилась беда. Но на самом
Тоня верит, что Бог создал ее теток в хороший день.
— Создам-ка я сегодня сюрприз, — сказал Бог и создал ее тетку.
Он сделал ее рыжей, веснушчатой и устроил так, чтобы она складывалась как гармошка, когда хохочет. Потом он напихал в нее много-много звуков. Он никогда еще не делал таких шумных тетушек, часто думает Тоня. Потом Бог решил, что тетя будет любить всё хорошее, и всё, что быстро ходит, и всё, что высоко летает. Потом Бог отошел полюбоваться на готовую тетку, и она ему так понравилась,
Едва ты сойдешь с корабля на пристани внизу, как сразу почувствуешь ветер Глиммердала. Даже сейчас, в зимние холода, ты его непременно различишь. Просто прикрой глаза. Он пахнет соснами. И елками. А теперь — вперед.
Мне для жизни нужны две вещи, — говорит тетя Эйр, — скорость и самоуважение.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)