Read

Возможность острова

Мишель Уэльбек (р. 1958) — один из наиболее читаемых французских писателей начала XXI века. Его книги переведены на добрых три десятка языков, он необычайно популярен в молодежной среде. Пожалуй, это связано с тем, что ему удалось затронуть болевые точки современной жизни, поставить неопровержимый, притом зачастую пара- . доксальный диагноз. Так, исследуя феномен сексуальной свободы, он определяет ее как ловушку для современного ¦ человека. Недаром один французский критик окрестил его «Карлом Марксом секса». Его роман «Элементарные частицы» (1998) получил «Гран-при», за ним последовали, «Платформа», «Лансароте», «Возможность острова» и др., и каждая из этих книг становилась бестселлером.
«Возможность острова» — это книга прежде всего о любви. Сам Уэльбек, получивший за нее премию «Интер-алье» (2005), считает ее лучшим из всего им написанного. Заявив в одном из интервью, что он «не рассказчик историй», Уэльбек тем не менее рассказывает здесь, в свойственной ему ироничной манере, множество нетривиальных историй, сплетающихся в захватывающий сюжет: о тоталитарных сектах, о шоу-бизнесе и о судьбе далеких потомков человечества, на которую проецируются наши сегодняшние эмоции и поступки. Установив своеобразный телемост между прошлым и будущим, Уэльбек переворачивает современные представления об устройстве мира. Главный герой, эстрадный артист, сначала успешно выступает со • скетчами собственного сочинения, затем столь же успешно снимает порнофильмы. Власть над стремительно растущей аудиторией побуждает его анализировать состояние умов и пускаться на рискованные эксперименты. Из этих экспериментов вырастает второй план книги — фантастический, на удивление гармонично- сплавленный с жесткой реалистичностью первого.
more
Impression
Add to shelf
Already read
403 printed pages

ImpressionsAll

Yakovlev Anton
Yakovlev Antonshared an impression28 days ago
👍
🎯Worthwhile

Действительно роман, по-жизненному циничный, как гиперреалистичный рисунок карандашом.

Inna Luchenkova
Inna Luchenkovashared an impressionlast year
👍

Пронзительно, местами до физических ощущений в кончиках пальцев. Честно, образно и глубоко. Точно одна из самых сильных и неоднозначных книг

Iris Scorp
Iris Scorpshared an impression3 months ago
🎯Worthwhile

Tetyana Lyashenko
Tetyana Lyashenkoshared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths

Стоит прочесть

b8294349840
b8294349840shared an impression8 months ago
👎

????

Anastasia Bilash
Anastasia Bilashshared an impression8 months ago
👍
🎯Worthwhile

В конечном счете книга о любви, только без сопливых сцен и т.д. Чувствуется развращенность автора-француз)) сюжет местами нудноват с налетом фэнтези, но задуматься заставляет о всех человеческих пороках одновременно! Обязательно рекомендую к прочтению!

👍

Kirill Khotyan
Kirill Khotyanshared an impression9 months ago
👍
💀Spooky

Опасно, можно сильно обжечься.
Уэльбек - убийца..., но делает он это изощренно, умно и притягательно. Возможно от вас не останется камня на камне после прочтения этой книги, а может обретете надежду и покой..... возможность острова...

👍

Artem Vysokiy
Artem Vysokiyshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Невероятная книга, захватывающее повествование стареющего закомплексованого автора, места откровенно, местами омерзительно, но всегда честно.

Sergey Dmitrievich
Sergey Dmitrievichshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

🚀Unputdownable

Andrey Lebedev
Andrey Lebedevshared an impression2 years ago
👍

Хорошая в целом книга. Про мужскую психологию и старость под легким соусом научной фантастики. До середины читается на одном дыхание, дальше начинается непроходимое болото из соплей главного героя. И уже не понятно кто первый покончит с собой первым, читатель или главный герой.

Eugene Kirshin
Eugene Kirshinshared an impression2 years ago
👍

QuotesAll

несмотря на все предостережения и рационалистские кампании, число сект постоянно и безудержно росло.
Каждый раз, пережив огорчение, разочарование, нечто такое, что мешает нам жить, мы должны первым делом переехать, сжечь все фотографии и ни в коем случае не говорить ни с кем на эту тему. Отторгнутые воспоминания стираются; это может занять некоторое время, но они прекраснейшим образом стираются. Цепь дезактивируется»
Я сел на банкетку напротив неё примерно с тем же ощущением, какое испытал несколько лет назад под общим наркозом: ощущением лёгкого, добровольного ухода из жизни, с интуитивным сознанием того, что смерть в конечном счёте, наверное, очень простая штука.
Что нас действительно волнует, это обстоятельства нашей смерти; обстоятельства рождения — вопрос второй.
Общество собаки благотворно, ибо её можно сделать счастливой; она нуждается в таких простых вещах, её «эго» так ограниченно…
Для начала палестинский террорист утверждал, что в метафизическом плане ценность заложника равна нулю (ибо он неверный), но не является отрицательной: отрицательную ценность имел бы еврей; следовательно, его уничтожение не желательно, а попросту несущественно. Напротив, в плане экономическом заложник имеет значительную ценность, поскольку является гражданином богатого государства, к тому же всегда оказывающего поддержку своим подданным. Сформулировав эти предпосылки, палестинский террорист приступал к серии экспериментов. Сперва он вырывал у заложника зуб (голыми руками), после чего констатировал, что его рыночная стоимость не изменилась. Затем он проделывал ту же операцию с ногтем, на сей раз вооружившись клещами. Далее в беседу вступал второй террорист, и между палестинцами разворачивалась краткая дискуссия в более или менее дарвинистском ключе. Под конец они отрывали заложнику тестикулы, не забыв тщательно обработать рану во избежание его преждевременной смерти. Оба приходили к выводу, что вследствие данной операции изменилась лишь биологическая ценность заложника; его метафизическая ценность по-прежнему равнялась нулю, а рыночная оставалась очень высокой
Общество собаки благотворно, ибо её можно сделать счастливой; она нуждается в таких простых вещах, её «эго» так ограниченно… Возможно, в одну из предшествующих эпох женщины находились примерно в том же положении, что и домашние животные.
Что нас действительно волнует, это обстоятельства нашей смерти; обстоятельства рождения — вопрос второй.
Дальше они только и делают, что меняют своё мнение обо всём: о самих себе, о производстве, об актёрах, о черте с дьяволом. Достаточно ходить на рабочие совещания, говорить им, что они совершенно правы, переписывать сценарий по их указаниям, и дело в шляпе; никогда ещё я не зарабатывал деньги с такой лёгкостью.
Естественно, мы переспали в первую же ночь; так всегда и бывает в серьёзных отношениях.
Нам никогда не узнать того бесконечно загадочного взгляда глаза в глаза, какой бывает у двух людей, единых в своём счастье, смиренно принимающих устройство своих органов и ограниченную телесную радость; нам никогда не быть настоящими любовниками.
Женщины создают впечатление вечности, их влагалище подключено ко всем тайнам, словно оно туннель, ведущий к смыслу мироздания, а не вышедшая из употребления дырка для производства карликов.
В день, когда мой сын покончил с собой, я сделал себе яичницу с помидорами. Живая собака лучше мёртвого льва, прав был Екклесиаст. Я никогда не любил этого ребёнка: он был тупой, как его мать, и злой, как отец. Не вижу никакой трагедии в том, что он умер; без таких людей прекрасно можно обойтись.
Женщины, как правило, лишены чувства юмора, поэтому считают юмор одним из мужских досто
Никто не может видеть выше самого себя, пишет Шопенгауэр, поясняя, что между двумя личностями со слишком разным уровнем интеллектуального развития обмен мыслями невозможен
Точно так же каждый раз, когда мы копаемся в Прошлом, когда возвращаемся мыслями к тягостному эпизоду — а примерно в этом и состоит суть психоанализа, — мы увеличиваем шансы на то, что этот эпизод повторится. Вместо того чтобы идти дальше, мы погребаем себя заживо.
красота есть обещание счастья
А что делает крыса, когда просыпается? Принюхивается.
Поэтому тот факт, что комик, причём признанный комик, способен, помимо прочего, легко и уверенно работать в области жестокости и зла, подействовал на киношников как удар тока.
Одиночество вдвоём — это добровольный ад.

On the bookshelvesAll

Мария Мусихина

Book House

Katya Akhtyamova

Take a breath

KYKY

Мы любим читать

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Related booksAll

Related booksAll

Мишель Уэльбек

Платформа

Мишель Уэльбек

Расширение пространства борьбы

Мишель Уэльбек

Элементарные частицы

Мишель Уэльбек
Лан­са­роте

Мишель Уэльбек

Лансароте

Мишель Уэльбек

Карта и территория

Мишель Уэльбек

Мир как супермаркет

Мишель Уэльбек

Мир как супермаркет

On the bookshelvesAll

Take a breath

Мы любим читать

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)