Read

Ура!

Начало нулевых. Кругом жестокость, грязь, насилие. Алкоголь и наркотики пожирают друзей. А так хочется быть хорошим. Героем. Рубаха белая, чистая. «Ура» — история молодого человека, который готов кричать, драться, страстно любить. Несмотря на. Вопреки. В мире, где всем всё равно. Отказываясь от дурных мыслей и вредных привычек, он хочет победить. Прежде всего себя.
more
Impression
Add to shelf
Already read
100 printed pages

QuotesAll

Люблю такие простые лица, которые можно спутать с тысячами лиц.
Лень — это проклятие. Если с чем и сравнивать лень, так с каторгой.
Трехбуквенное ругательство, вязко шевелящееся, заставляет себя писать на стене. Не вымарать и «ура!» Звуки-инстинкты. В них магия жизни.
Кабинет, широкий, убеленный табачными дымами, воспаленно горят компьютеры.
Происхождение «ура!» — тюркское. Переводится: «Бей!» Это «ура!» меня с детства занимало. Яростное, как фонтан крови. В этом слове — внезапность. Короткое, трехбуквенное. Все же захватчики принесли нам простор и поэзию. Мистика простоты. Заряд энергии. Есть слова, которые выплескиваются за свои пределы. Больше и шире, чем слова! Вязко шевелящийся «х…» заставляет себя писать на стене и в тетради. Никуда не убирается. Не вымарать и «ура!». Звуки-инстинкты. В них магия жизни. «Х…» — розовато-сизый, хрипловатый. А «ура!» — атакующе-алое. «Ура-а-а!» — и в ушах сразу глохнет, хохочут кровяные тельца, сердца — скачок! «Ура!» не стормозит, оно летит, бьет на лету! Хрустящая сердцевина арбуза, блик солнца на водной ряби и удар в мясо, в кости, отрывание жизни! Страшно, когда на тебя орут: «Ура!», темнеет в глазах, и улепетываешь, лишь бы не навалились темной массой, не придушили. Преподавательница музыкальной школы Валя, всю жизнь переживающая краткий роман с Бродским, утонченное нервное создание… На нее в подъезде набросился насильник, придавил к стене, расстегивая ширинку. Потрясенная, она вдруг выкрикнула: «Ура-а-а!» И… самца как ветром сдуло, только дверь подъезда хлопнула. Салюты омывают небо, и рвется из глоток вопль. Однажды под гром праздника юная компания окружила мелкого японца. — Не, а какие твои пацанские понятия? — настаивали они.Подростки были возбуждены, то и дело они отвлекались от японца, чтобы вбросить в воздух очередную дозу: «Ура!» Японец обморочно улыбался, по лицу его скользили разноцветные отблески. К концу салюта он потерял сознание. Для скольких этот звук был последним в жизни, сколько душ впитал он в себя. Бежали слепо, цепляясь за свой же крик, и получали пулю, кроваво давясь криком. На войне все кричат: «Ура!» Из отчаянного командирского зова вырастает общий хор, ветвистое могучее дерево. Я предлагаю вам новый Миф. Миф о Древе Ура. Золотистая крона гудит и шепчется над полями войн. Корни костистые, плоды красные и кора… Толстенная кора!

On the bookshelvesAll

Роман Сенчин

Новая русская проза

Irina Myazina

mamchik

Андрей

Девяностые

Люся Ширшова

Современная русская проза

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Шаргунов

Книга без фотографий

Сергей Шаргунов

1993

Денис Гуцко

Домик в Армагеддоне

Михаил Тарковский
Ба­буш­кин спирт

Михаил Тарковский

Бабушкин спирт

Дмитрий Новиков

В сетях Твоих

Алексей Варламов

Стороны света

Илья Кочергин

Я внук твой

On the bookshelvesAll

Новая русская проза

mamchik

Девяностые

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)