Михаил Ходорковский

Тюремные люди

За десять лет, проведенных в тюрьме, Михаил Ходорковский встретил многих людей. Некоторые из этих, казалось бы, «конченых» для общества людей далеко не «кончились» как личности и в неимоверно тяжелых тюремных условиях демонстрировали мужество. Даже несмотря на угрозы новым сроком, карцером или ножом, они находили в себе силы отстаивать свои моральные ценности, свою правду, свои представления о справедливости. Относиться к ценностям этих людей можно по-разному, но если человек готов за свои принципы страдать, и страдать по-настоящему, это достойно уважения. Тюрьма — место экстремальное и наглядно выявляет, чего стоит тот или иной человек. Рассказы Михаила Ходорковского — не просто истории людей с трудной судьбой. Это книга о российском обществе и его ценностях, о слабости и стойкости, подлости и чести людей.
51 printed pages

Impressions

    Sergey Khristoforovshared an impression6 years ago
    👎Give This a Miss
    🔮Hidden Depths

    Интересно читать, но в конце складывается такое впечатление, что он вот мученик за нас всех страдает как Солженицын. Ну и либералам будет очень интересно прочитать доказательства в своей правоте, что у нас всё хуего и безысходно. А если задуматься, во всех историях зеки честные и невиновные и оказались жертвами режима. Может в тюрьмах и есть такие люди, но абсолютное большинство негодяи, которые сидят там по праву, какими бы человечными они не были.

    Владимир Паненковshared an impression5 years ago
    💡Learnt A Lot

    МБ , конечно, не писатель. Но для понимания его системы взглядов и категорий мышления прочёл эту книгу. Сборник рассказов.
    Большой художественной ценности книга не несёт. Раскрывает , вернее , приоткрывает тяготы и реалии тюремной жизни, но конкретно и внятно показана убогость системы, в которой происходит все то о чем написано.

    Азиза Аслановаshared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    О реалиях российского общества и системы.

Quotes

    dolboebhas quoted7 years ago
    Небольшого росточка, лысоватый, с темными, почти черными глазами, весьма подвижный, но всегда какой-то будто испуганный, NN нашел себе постоянное место на отрядной кухне, официально называемой «комната приема пищи».
    Здесь, вернувшись после работы, можно попить чаю и согреть в микроволновке немудрящий бутерброд, когда находится из чего. Впрочем, принесенный из столовой и чуть подогретый хлеб сам по себе тоже неплох.
    Есть и те, кто устраивается получше: регулярные посылки, возможность отовариваться в магазине сверх минимально разрешенной суммы — все доступно, если имеешь специальность, работаешь, если тебя не забывают родные.
    Конечно, несмотря на официальный запрет, «ресурсы» перераспределяются. Делятся между собой приятели, соседи по столу, по месту в бараке, оплачиваются мелкие услуги типа стирки вещей, ремонта.
    Работа на кухне не слишком уважаемая, но хлебная. Протер стол, подал кипяток, помыл посуду, порезал колбасу. Мало ли еще дел, которые после тяжелого дня делать неохота. А за это всегда пригласят почаевничать, отсыплют конфет или сахара, отрежут кусок колбасы, пришедшей из дома.
    Впрочем, большая часть продуктов хранится тут же, под контролем NN, который должен помнить, где чье и кто с кем вместе хранит, чтобы ненароком никто не схватил чужое. Поэтому когда меня угощают моим собственным, хорошо знакомым мне по вкусу кофе, я слегка удивляюсь.
    — Откуда?
    Михаилhas quoted6 years ago
    По-русски они говорят, но предпочитают, конечно, родной язык. Поэтому, чтобы не мешать людям (в моем присутствии, из вежливости, они стараются на свой не переходить
    b3011628360has quoted2 months ago
    А ведь здесь — каждый сотый житель нашей страны, через тюрьму проходит каждый десятый (если уже не каждый седьмой) мужчина.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)