Read

Белая кровь

ЧАРЛИ ДОЙГ — сын русской аристократки и шотландского искателя приключений. Он вырос в Москве и считает себя русским. Будучи натуралистом, он ездит по свету в поисках новых экспонатов для музеев естественной истории. Когда в 1917 году началась революция, он возвращается в родовое гнездо своей матери, Розовую усадьбу под Смоленском. Там он влюбляется в свою кузину Елизавету.

Но дни царской России сочтены: царь только что отрекся от престола, и большевики все ближе. Что остается делать влюбленным, когда не только усадьбе, но и самой их жизни грозит опасность?

Что бы сделал любой на их месте?

«Наконец-то правильный герой! Мужественный, безжалостный искатель приключений»

(Уильям Палмер, The Independent, Лондон)
more
Impression
Add to shelf
Already read
412 printed pages

QuotesAll

когда стряпчий уходил, я ему сказал с улыбкой: «Poshol v pizdu», что примерно означает: «Чтоб тебя мать обратно родила». А он серьезно ответил: «Какая трагедия».
С естественными науками в России всегда так было — о них много говорят; благодаря им формируются многие коллекции, включая королевские, но государственные деньги выделяются на них крайне редко.
Честь так нужна после падения, — тихо проговорила матушка. — Она позволяет выпрямиться, а иногда и подняться.
За это няня Агафья отлупила меня обратной стороной длинной деревянной одежной щетки. Это было мое первое столкновение с насилием — человечество против человека, предмет против плоти. И я это запомнил накрепко. Пори! Секи! Бей! Вот единственный способ. Предлагать пряник вместо кнута — решение для дилетанта. Оно неизбежно будет истолковано как признак слабости и только отсрочит решение проблемы.
Не помню времени, когда в деревне не ненавидели бы попа. Эти застарелые чувства в основном были направлены на его сан — но, разумеется, распространялись и на него самого.
Не помню себя маленьким. Нянька Агафья, чтобы уесть меня, порой говорила, будто мать меня попросту выплюнула. «Раз пять потужилась — и вот он ты: орешь во все горло, а сам склизкий и маленький, как огурчик». Я себя всегда ощущал совершенно иначе. Да, допускаю, что когда-то был беспомощным сосунком, но, на мой взгляд, младенчество, как и утробный период, не имело ко мне нынешнему никакого отношения. Я отсчитываю
Замените женщину рядом — и вы измените все. Правила поведения и отношение к окружающему переиначатся в ту же минуту. Свободные от обязательств мужчины без проблем общаются друг с другом. Появляется женщина — и скорая ссора неминуема.
когда стряпчий уходил, я ему сказал с улыбкой: «Poshol v pizdu», что примерно означает: «Чтоб тебя мать обратно родила». А он серьезно ответил: «Какая трагедия».
. И когда стряпчий уходил, я ему сказал с улыбкой: «Poshol v pizdu» , что примерно означает: «Чтоб тебя мать обратно родила». А он серьезно ответил: «Какая трагедия».
Война в сущности своей — это разновидность воровства. Беспредел вылезает из окопов и распространяется повсеместно. Каждый норовит удариться в то или иное беззаконие.
Как появляются амбиции? Из желания отомстить. Из мечты, из нужды. У меня были все три эти стимула.

On the bookshelvesAll

Марина Богданова

Современная зарубежная проза - самое интересное

Алина Лунёва

Иностранка

Миша

840

ipat

Rowling

Related booksAll

Related booksAll

Жан-Мари Леклезио

Танец голода

Сергей Васильевич Костин

Смерть белой мыши

Денис Драгунский

Ночник. 365 микроновелл

Чарльз Портис

Железная хватка

Хеннинг Манкелль

Китаец

Амос Оз

Мой Михаэль

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Новое дворянство. Очерки истории ФСБ

On the bookshelvesAll

Современная зарубежная проза - самое интересное

Иностранка

840

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)