ru
Free
Read

Свидание

Рассказ «Свидание» представляет собой лирическую миниатюру. Содержание рассказа — в изображении чувств и переживаний героев.
more
Impression
Add to shelf
Already read
11 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

b7282561265
b7282561265shared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths
💞Loved Up

Как прекрасна русская осень в глазах юных крестьянок!

Мария
Мария shared an impression10 days ago
👍
💞Loved Up

Ирина
Иринаshared an impression3 months ago
💞Loved Up

👍
💞Loved Up
💧Soppy

b7492764027
b7492764027shared an impression5 months ago
💞Loved Up

Ранний Тургенев. Это очень чувствуется. Ещё немного суховат

Elena Beilina
Elena Beilinashared an impression5 months ago
💧Soppy

Maria Diakonova
Maria Diakonovashared an impression6 months ago

Свидпание

Ланна Сми
Ланна Смиshared an impression7 months ago
💞Loved Up

xs25nea
xs25neashared an impression8 months ago
💤Borrrriiinnng!

👍
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🐼Fluffy

Люблю Тургенева за простоту и ясность мысли

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
💧Soppy

Artyom Perevalov
Artyom Perevalovshared an impressionlast year
👍

👍
💡Learnt A Lot

b5385848781
b5385848781shared an impressionlast year
👍
💞Loved Up
💧Soppy

Понравилась

Sveta Matyushkina
Sveta Matyushkinashared an impressionlast year
👍
💞Loved Up

Не гонись за тем, кто счастлив без тебя !

👍
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Очень жизненно

fulyasius
fulyasiusshared an impressionlast year
👍

Anna Kryshtal
Anna Kryshtalshared an impressionlast year
💞Loved Up

QuotesAll

Лицо его, румяное, свежее, нахальное, принадлежало к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и, к сожалению, очень часто нравятся женщинам
когда его лучи внезапно пробивались, скользя и пестрея, сквозь частую сетку тонких веток, только что смытых сверкающим дождём.
стадо голубей резво пронеслось с гумна и, внезапно закружившись столбом, хлопотливо расселось по полю — признак осени!
ее грустном взоре было столько нежной преданности, благоговейной покорности и любви. Она и боялась-то его, и не смела плакать, и прощалась с ним, и любовалась им в последний раз; а он лежал, развалясь, как султан, и с великодушным терпенье
Лицо его, румяное, свежее, нахальное, принадлежало к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и, к сожалению, очень часто нравятся женщинам.
и с великодушным терпеньем и снисходительностью сносил ее обожанье.
гасли, берёзы стояли все белые, без блеску, белые, как только что выпавший снег, до которого ещё не коснулся
Лицо его, румяное, свежее, нахальное, принадлежало к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и, к сожалению, очень часто нравятся женщинам.
беспрестанно щурил свои и без того крошечные мелочно-серые глазки, морщился, опускал углы губ, принуждённо зевал и с небрежной, хотя не совсем ловкой развязностью то поправлял рукою рыжеватые, ухарски закрученные виски, то щипал жёлтые волосики, торчавшие на толстой верхней губе, — словом, ломался нестерпимо.
Акулина глядела на него… В ее грустном взоре было столько нежной преданности, благоговейной покорности и любви. Она и боялась-то его, и не смела плакать, и прощалась с ним, и любовалась им в последний раз; а он лежал, развалясь, как султан, и с великодушным терпеньем и снисходительностью сносил ее обожанье.
Мне особенно нравилось выражение ее лица: так оно было просто и кротко, так грустно и так полно детского недоуменья перед собственной грустью.
Лицо его, румяное, свежее, нахальное, принадлежало к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и,
тихонько голову, ещё ниже наклонилась и принялась медленно перебирать цветы. Веки ее покраснели, горько шевельнулись губы, и новая слеза прокатилась из-под густых ресниц, останавливаясь и лучисто сверкая на щеке. Так прошло довольно много времени; бедная девушка не шевелилась, — лишь изредка тоскливо поводила руками и слушала, все слушала… Снова что-то зашумело по лесу, — она встрепенулась. Шум не переставал, становился явственней, приближался, послышались наконец решительные, проворные шаги. Она выпрямилась и как будто оробела; ее внимательный взор задрожал, зажёгся ожиданьем. Сквозь чащу быстро замелькала фигура мужчины. Она вгляделась, вспыхнула вдруг, радостно и счастливо улыбнулась, хотела было встать и тотчас опять поникла вся, побледнела, смутилась — и только тогда подняла трепещущий, почти молящий взгляд на пришедшего человека, когда тот остановился рядом с ней. Я с любопытством посмотрел на него из своей засады. Признаюсь, он не произвел на меня приятного впечатления. Это был, по всем признакам, избалованный камердинер молодого, богатого барина. Его одежда изобличала притязание на вкус и щегольскую небрежность: на нем было коротенькое пальто бронзового цвета, вероятно, с барского плеча, застёгнутое доверху,
времени; бедная девушка не шевелилась, — лишь изредка тоскливо поводила руками и слушала, все слушала… Снова что-то зашумело по лесу, — она встрепенулась. Шум не переставал, становился явственней, приближался, послышались наконец решительные, проворные шаги. Она выпрямилась и как будто оробела; ее внимательный взор задрожал, зажёгся ожиданьем. Сквозь чащу быстро замелькала фигура мужчины. Она вгляделась, вспыхнула вдруг, радостно и счастливо улыбнулась, хотела было встать и тотчас опять поникла вся, побледнела, смутилась — и только тогда подняла трепещущий, почти молящий взгляд на пришедшего человека, когда тот остановился рядом с ней. Я с любопытством посмотрел на него из своей засады. Признаюсь, он не произвел на меня приятного впечатления. Это был, по всем признакам, избалованный камердинер молодого, богатого барина. Его одежда изобличала притязание на вкус и щегольскую небрежность: на нем было коротенькое пальто бронзового цвета, вероятно, с барского плеча, застёгнутое доверху, розовый галстучек с лиловыми кончиками и бархатный чёрный картуз с золотым галуном, надвинутый на самые брови. Круглые воротнички его белой рубашки немилосердно подпирали ему уши и резали щеки, а накрахмаленные рукавички закрывали всю руку вплоть до красных и кривых пальцев, украшенных серебряными и золотыми кольцами с незабудками из бирюзы. Лицо его, румяное, свежее, нахальное, принадлежало к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и, к сожалению, очень часто нравятся женщинам. Он, видимо, старался придать своим грубоватым чертам выражение презрительное и скучающее; беспрестанно щурил свои и без того крошечные мелочно-серые глазки, морщился, опускал углы губ, принуждённо зевал и с небрежной, хотя не совсем ловкой развязностью

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Mariana Ko

Класика

Aghuzatæ Gæbæratæ

#Тургенев Иван Сергеевич

Мария Григорьева

Легкое

Related booksAll

Related booksAll

Александр Куприн

Фиалки

Иван Бунин

Холодная осень

Иван Тургенев

Дневник лишнего человека

Алексей Николаевич Толстой

Любовь

Иван Тургенев

Накануне

Иван Тургенев

Несчастная

Николай Лесков

Тупейный художник

On the bookshelvesAll

Классика

Класика

#Тургенев Иван Сергеевич

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)