Read

Шелк

Возможно, самый красивый роман о любви… Алессандро Барикко — один из ярчайших современных писателей, символ итальянской литературы, обладатель множества литературных премий: Кампьелло, Виареджо, «Палаццо аль Боско», Премия Медичи… Его книги издаются миллионными тиражами по всему миру и мгновенно становятся бестселлерами. Роман «Шелк» переведен на десятки языков. Это роман о любви, трогательной и невероятно красивой. История отношений молодого француза, его жены и гейши-европейки очаровывает читателя. Изящный эротизм, щемящая тоска и сладкая нежность, дальние путешествия, поиски настоящего счастья, которое мерцает вдалеке и манит за собой (а на самом деле оно совсем рядом, только герой не видит его в погоне за мечтой!) — все это есть в романе «Шелк», нежной и волнующей книге о любви…
more
Impression
Add to shelf
Already read
53 printed pages

ImpressionsAll

👍
🐼Fluffy

Легко, непринужденно, по-французски

👍
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Luka Neustroeva
Luka Neustroevashared an impression13 days ago
🌴Beach Bag Book

Lyu_White
Lyu_Whiteshared an impression2 months ago
💩Utter Crap

Редкая, нудная,унылая ерунда

Yana Shelest
Yana Shelestshared an impression3 months ago
🌴Beach Bag Book
🐼Fluffy

Ожидала большего... Да, любовь, но без всякой интриги, страсти что-ли. Книга очень маленькая, читается за 1 час. Хорошо для поездки.

martabooks
martabooksshared an impression4 months ago
🌴Beach Bag Book

b3617483709
b3617483709shared an impression4 months ago
💤Borrrriiinnng!

sweetbaby2012
sweetbaby2012shared an impression6 months ago
👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Действительно, очень красивый роман о любви. Не оторваться!

Aisel
Aiselshared an impression7 months ago
👍
💞Loved Up

Светло, душевно, атмосферно - как и все почти книги Барикко.

💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Ужасно трогательно и грустно, на одном дыхании...

👍
💞Loved Up

Olga Volodina
Olga Volodinashared an impression11 months ago
💞Loved Up

nkap77
nkap77shared an impressionlast year
💞Loved Up

На одном дыхании

QuotesAll

— Должен сообщить вам, сударь, одно весьма важное известие. Мы все отвратительны. Мы все на редкость отвратительны.
Флобер сочинял «Саламбо
И вот он увидел, как внезапно небо над чертогом окропилось сотнями взлетевших птиц; будто исторгнутая из земли, невиданная стая разлеталась повсюду, ошеломленная и обезумевшая, щебеча и галдя, — крылатый залп, цветное облако, выпущенное в яркий свет, звонкий фейерверк испуганных звуков, бегущая музыка, полет в небеса.
Тем более что был он из тех, кому по душе созерцать собственную жизнь и кто не приемлет всякий соблазн участвовать в ней.
Замечено, что такие люди наблюдают за своей судьбой примерно так, как большинство людей за дождливым днем.
клуатр
Лавильдье — так звалось местечко, где жил Эрве Жонкур.
Элен — так звали его жену.
Детей у них не было.
Все в том селении существовало ради этого человека; едва ли не каждое движение на окружных холмах свершалось, дабы охранить или ублажить его. Прочая жизнь кипела приглушенно, копошась украдкой, точно загнанный в логово зверь.
Тем более что был он из тех, кому по душе созерцать собственную жизнь и кто не приемлет всякий соблазн участвовать в ней.
Замечено, что такие люди наблюдают за своей судьбой примерно так, как большинство людей за дождливым днем.
Они вернутся. Ведь это так трудно — устоять перед искушением вернуться, не правда ли?
Видно, жизнь иногда поворачивается к тебе таким боком, что и сказать-то больше нечего.
Тем более что был он из тех, кому по душе созерцать собственную жизнь и кто не приемлет всякий соблазн участвовать в ней
Они вернутся. Ведь это так трудно — устоять перед искушением вернуться, не правда ли?
— Помню, в детстве отец привел меня на такую поляну, вложил в мои руки свой лук и велел стрелять по птицам. Я выстрелил, и голубая большекрылая птица камнем упала на землю. Угадай полет твоей стрелы, если хочешь знать, что ждет тебя впереди, сказал мне отец.
Он лег, закрыл глаза и подумал о большой вольере — безрассудном залоге любви. На глаза ему положили влажное полотенце. Раньше этого никогда не делали. Он хотел было убрать полотенце, но чья-то рука овладела его рукой и остановила ее. Это не была старая рука старухи.

Эрве Жонкур чувствовал, как по его телу струится вода: сначала по ногам, затем вдоль рук и по груди. Вода словно масло. А вокруг —непривычная тишина. Он ощутил лекое прикосновение шелковой вуали. И женских рук — женских, нежно обтиравших его кожу повсюду; тех самых рук и того шелка — сотканного из пустоты. Он не шевельнулся, даже когда руки взметнулись с плеч на шею, а пальцы — шелк и пальцы — дотянулись до губ, осторожно притронулись к ним, всего только раз — и растаяли.

Напоследок Эрве Жонкур почувствовал, как шелковая вуаль взлетела над ним и упорхнула без следа. И была рука: она раскрыла его руку и что-то вложила в ладонь.

Он долго ждал в тишине, не шелохнувшись. Затем осторожно снял влажное полотенце с глаз. В комнате почти не было света. Кругом ни души. Он встал, взял сложенную на полу тунику, надел ее, вышел из комнаты, добрел до спальни и лег на циновку. Повернув голову, он стал наблюдать за тонким дрожащим пламенем лампы. И бережно остановил Время — на все то время, что хотел.

После этого уже ничего не стоило разжать ладонь и увидеть листок. Маленький.
В те времена Япония и впрямь была на другом конце света. Два столетия остров, собранный из островов, существовал в полном отрыве от остального мира, пренебрегая всякой связью с континентом, не подпуская к себе иноземцев. Китайский берег отстоял миль на двести, но императорский указ способствовал тому, чтобы он откатился еще дальше: указом повсеместно запрещалось строительство двух— или трехмачтовых кораблей. Следуя по-своему дальновидной логике, указ не возбранял покидать родину, зато обрекал на смерть каждого, кто посмеет вернуться. Китайские, голландские и английские купцы не раз
Эрве Жонкур зарабатывал на жизнь тем, что покупал и продавал шелковичных червей.
Шел 1861. Флобер сочинял «Саламбо», электрическое освещение значилось в догадках, а по ту сторону Океана Авраам Линкольн вел войну, конца которой он так и не увидит.
Эрве Жонкуру было 32 года.
Он покупал и продавал.
Шелковичных червей.
Однако ей хватило проницательности, чтобы выдать это за свою невольную причуду, подарив любимому сладостную возможность простить ее.
Так умирают от тоски по тому, чего не испытают никогда.
Единственная зримая примета власти — недвижно лежащая рядом женщина: голова покоится на его животе, глаза сомкнуты, руки упрятаны в широкое алое кимоно, полыхающее как пламя на пепельной циновке. Он медленно запускает пальцы в ее волосы, словно поглаживая шерстку задремавшего ценного зверька
и твой член раскроет мои уста, проникая меж губ и тесня язык, моя слюна стечет по твоей коже и увлажнит твою руку, мой поцелуй и твоя рука сомкнутся на твоем члене одно в одном, — он слушал, не сводя глаз с пустой серебряной рамы, висевшей на стене — а под конец я поцелую тебя в сердце, потому что хочу тебя; я вопьюсь в кожу, что бьется на твоем сердце, потому что хочу тебя, и твое сердце будет на моих устах, и ты будешь моим, весь, без остатка, и мои уста сомкнутся на твоем сердце, и ты будешь моим, навсегда; если не веришь — открой глаза, мой любимый, мой господин, и посмотри на меня: это я, разве кому-то под силу перечеркнуть теперешний миг и мое тело, уже не обвитое шелком, и твои руки на моем теле, и устремленный на меня взгляд, — она говорила, подавшись к лампе; пламенный свет заливал бумагу, сочась сквозь ставшее прозрачным платье — твои пальцы у меня внутри, твой язык на моих губах, ты скользишь подо мной, берешь меня за бедра, приподнимаешь и плавно сажаешь меня на свой член; кто сможет перечеркнуть все это: ты медленно движешься внутри меня, твои ладони на моем лице, твои пальцы у меня во рту, наслаждение в твоих глазах, твой голос, ты движешься медленно, но все же делаешь мне больно — и так приятно, мой голос,

On the bookshelvesAll

Ksenia Loginova

18+: эротическая литература

Марина Богданова

Современная зарубежная проза - самое интересное

Олеся Амирова

РОМАНТИКА

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Related booksAll

Алессандро Барикко

Море-океан

Алессандро Барикко

Эммаус

Алессандро Барикко

Замки гнева

Алессандро Барикко

Такая история

Алессандро Барикко

Без крови

Алессандро Барикко

CITY

Алессандро Барикко

Мистер Гвин

On the bookshelvesAll

18+: эротическая литература

Современная зарубежная проза - самое интересное

РОМАНТИКА

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)