Семейная хроника. Книга 1. Детство Темы, Николай Гарин-Михайловский
ru
Free
Read

Семейная хроника. Книга 1. Детство Темы

Impression
Add to shelf
Already read
155 printed pages
ДетиСовременная прозаКлассикаБесплатно

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

b9106170158
b9106170158shared an impression25 days ago
👍
💧Soppy

b7909519348
b7909519348shared an impression6 months ago
💧Soppy

Очень поучительное произведение
Под конец чуть не расплакалась . За душу берёт.

b0633144318
b0633144318shared an impression7 months ago
👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Добрая книга

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Понравилось)

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Советую прочитать всем

Влад Швецов
Влад Швецовshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

💩Utter Crap

QuotesAll

Если мы видим свои недостатки и если, замечая их, стараемся исправиться, то и ошибки наши уже являются источниками искупления. Сразу ничего не приходит. Все достается тяжелой борьбой в жизни. В этой борьбе ты уже нашел сегодня одну свою слабую сторону… Когда будешь молиться, попроси у бога, чтобы он послал тебе твердость и крепкую волю в минуты страха и опасности.
Как не понять, что если он делает глупости, шалости, то делает только потому, что не видит дурной стороны этой шалости.
Она всегда отличалась угрюмым, сосредоточенным, несообщительным нравом и всегда нагоняла на детей какой-то инстинктивный ужас своим низким, грубым голосом, когда гоняла, бывало, их подальше от своих дверей.
Однажды дверь обыкновенно аккуратной Пульчихи оказалась затворенной, несмотря на то, что все давно уже встали.
Отец не спеша снимет этот гадкий ремешок, сложит вдвое, посмотрит на сына; лицо отца нальется кровью, и почувствует, бесконечно сильно почувствует мальчик, что самый близкий ему человек может быть страшным и чужим, что к человеку, которого он должен и хотел бы только любить до обожания, он может питать и ненависть, и страх, и животный ужас, когда прикоснутся к его щекам мягкие, теплые ляжки отца, в которых зажмется голова мальчика.
ванной свет в лампе так, чтобы был полумрак. И поведешь его не через детскую, а прямо через девичью… И чтоб никого в это время не было, когда он будет идти. В девичьей тоже убавь свет.
— Слушаю-с.
Купанье — всегда событие и всегда приятное. Но на этот раз в детской оживление слабое. Дети находятся под влиянием наказания брата, а главное — нет поджигателя обычного возбуждения, Тёмы. Дети идут как-то лениво
В эту минуту, если б кто захотел написать характерное выражение человека, живущего чужой жизнью, — лицо Аглаиды Васильевны было бы высокоблагородной моделью. Да, она уж не жила своей жизнью, и всё и вся ее заключалось в них, в этих подчас и неблаго
Отчего он всегда хочет так хорошо, а выходит всё так скверно и гадко?… О, как сильно, как глубоко старается он заглянуть в себя, постигнуть причину этого. Он хочет ее понять, он будет строг и беспристрастен к себе…
Ровесник Тёмы – произведение Настасьи и Еремея

Related booksAll

Семейная хроника. Книга 2. Гимназисты, Николай Гарин-Михайловский
Николай Гарин-Михайловский
Семейная хроника. Книга 2. Гимназисты
Борис Шергин
Дет­ство в Ар­хан­гель­ске
Студенты, Николай Гарин-Михайловский
Николай Гарин-Михайловский
Студенты
Корова, Андрей Платонов
Андрей Платонов
Корова
Владимир Одоевский
От­рывки из жур­нала Маши
Владимир Одоевский
Отрывки из журнала Маши
Инженеры, Николай Гарин-Михайловский
Николай Гарин-Михайловский
Инженеры
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)