ru
Free
Read

Мой Пушкин

«… В красной комнате был тайный шкаф. Но до тайного шкафа было другое, была картина в спальне матери — „Дуэль“. Снег, черные прутья деревец, двое черных людей проводят третьего, под мышки, к саням — а еще один, другой, спиной отходит. Уводимый — Пушкин, отходящий — Дантес. Дантес вызвал Пушкина на дуэль, то есть заманил его на снег и там, между черных безлистных деревец, убил. Первое, что я узнала о Пушкине, это — что его убили. Потом я узнала, что Пушкин — поэт, а Дантес — француз. Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть заманил на снег и там убил его из пистолета …»
more
Impression
Add to shelf
Already read
49 printed pages
Бесплатно

QuotesAll

Пушкин меня заразил любовью. Словом – любовь. Ведь разное: вещь, которую никак не зовут, – и вещь, которую так зовут.
С тех пор, да, с тех пор, как Пушкина на моих глазах на картине Наумова – убили, ежедневно, ежечасно, непрерывно убивали всё мое младенчество, детство, юность, – я поделила мир на поэта – и всех и выбрала – поэта, в подзащитные выбрала поэта: защищать – поэта – от всех, как бы эти все ни одевались и ни назывались.
Но не могу от своего тогдашнего и своего теперешнего лица не сказать, что вопрос, в стихах, – прием раздражительный, хотя бы потому, что каждое отчего требует и сулит оттого и этим ослабляет самоценность всего процесса, все стихотворение обращает в промежуток, приковывая наше внимание к конечной внешней цели, которой у стихов быть не должно. Настойчивый вопрос стихи обращает в загадку и задачу, и если каждое стихотворение само есть загадка и задача, то не та загадка, на которую готовая отгадка, и не та задача, на которую ответ в задачнике.
полнотой страдания и пустотой счастья мой выбор был сделан отродясь
следующего опыта: из тысячи фигурок, даже одна на другую поставленных, не сделаешь Пушкина
Нас этим выстрелом всех в живот ранили.
А она для него – такая уж маленькая, что он ее тоже – просто не видит. Он думает – просто блоха. А меня – видит. Потому что я большая и толстая. И скоро еще подрасту.
Все козыри были у нее в руках, но она – не играла.
Да, да, девушки, признавайтесь – первые, и потом слушайте отповеди, и потом выходите замуж за почетных раненых, и потом слушайте признания и не снисходите до них – и вы будете в тысячу раз счастливее нашей другой героини, той, у которой от исполнения всех желаний ничего другого не осталось, как лечь на рельсы.
кого из народов – такая любовная героиня: смелая – и достойная, влюбленная – и непреклонная, ясновидящая – и любящая.

On the bookshelvesAll

Галя Масленникова

ПУШКИН

Аделя

Читающая белая россия

Лена Жанина

А.С. Пушкин

Саша Бенюмова

Школьная литература

Related booksAll

Related booksAll

Марина Цветаева

Стихи о Москве

Марина Цветаева

Молодец

Марина Цветаева

Повесть о Сонечке

Марина Цветаева

Пленный дух

Марина Цветаева

Стихи к Блоку

Марина Цветаева
По­эма воз­духа

Марина Цветаева

Поэма воздуха

Марина Цветаева

Моим стихам, написанным так рано

On the bookshelvesAll

Читающая белая россия

А.С. Пушкин

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)