Хождение по мукам. Книга 2. Восемнадцатый год, Алексей Николаевич Толстой
Read

Хождение по мукам. Книга 2. Восемнадцатый год

«Хождение по мукам» — уникальная по яркости и масштабу повествования трилогия, на страницах которой перед читателем предстает картина событий, потрясших весь мир. Выдающееся произведение А.Н. Толстого показывает Россию в один из самых ярких, сложных и противоречивых периодов ее истории — в тревожное предреволюционное время, в суровые годы революционных потрясений и Гражданской войны. Файл электронной книги подготовлен в Агентстве ФТМ, Лтд., 2013.
more
Impression
Add to shelf
Already read
371 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Nikolay Erushev
Nikolay Erushevshared an impression2 years ago
💀Spooky

👍
💀Spooky
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

pifagor20
pifagor20shared an impression2 months ago
👍
🚀Unputdownable

mitzenga
mitzengashared an impression4 months ago
💀Spooky

👍

👍
💡Learnt A Lot

QuotesAll

Чихали здесь на питерскую власть.
Вы, сударыня, — последняя из старого века. Вот почему мне так грустно глядеть на ваше лицо. Оно не нужно новому веку, как все бесполезное, неповторяемое, способное возбуждать отмирающие чувства — любовь, самопожертвование, поэзию, слезы счастья… Красота!.. К чему? Это тревожно… Это недопустимо… Я вас уверяю, — в будущем станут издавать законы против красоты… Вам приходилось слышать о работе на конвейере?
Обрез – стариковское оружие, – сидеть за кустом в канаве. Выстрелил, в портки навалил, и – все сражение. А молодому бойцу нужна винтовка и – первая вещь – граната.
Все дело в кишке, — говорил он ассистентам, глядя на них с ироническим превосходством через треснувшее пенсне. — За время войны население не чистило желудка. Покопайтесь в первопричинах нашей благословенной анархии — и упретесь в засоренный желудок. Так-то, господа… Безусловный и поголовный клистир…»
Чины, отличия, пенсии, офицерские погоны, буква ять, Бог, собственность и само право жить как хочется — отменялось.
На другой же день на улицах можно было видеть молодых людей в штатском, в руке — узелок, в глазах — недоброе. Они пробирались к вокзалам — Курскому и Брянскому…
выдувая призраки минувшей роскоши
Будем воевать по-бабьему. Сядет он жрать, — мышьяку
хорошо, найди, милая, поищи другого такого, кто будет с тобой так же тютькаться…
В трех водах топлено, в трех кровях купано, в трех щелоках варено. Чище мы чистого.
Возьмите парижскую толпу, Дарья Дмитриевна, — она весела, она добродушна, пенится радостью… А у нас — каждый смотрит волком. Вон идут двое рабочих. Хотите, подойду, скажу шутку… Обидятся, не поймут… Нелепый, тяжелый русский народ…
Правда, у него всегда, очень тайно, нет-нет да и появлялось коротенькое сомнение: счастье назначалось не ему! Но он гнал это сомнение, он намеревался
Чины, отличия, пенсии, офицерские погоны, буква ять, Бог, собственность и само право жить как хочется — отменялось
чтобы можно было в минуту уныния надеть шапочку с перышком, уехать в Париж…
Чины, отличия, пенсии, офицерские погоны, буква ять, Бог, собственность и само право жить как хочется — отменялось
Бабы эти кого хочешь растравят. Не так мужик лют, как они. Что с ними сделалось за четыре эти года — не поверите! Вернулись мы с войны, смотрим — другие бабы стали. Теперь ее не погладишь вожжами, — сам сторожись, гляди веселей. Ах, до чего бойки стали бабы…
Случайно выхватил номер в лотерее: полюбила обольстительная девушка, в тысячу раз страстнее, умнее, выше меня, и так же непонятно разлюбила..."
Чины, отличия, пенсии, офицерские погоны, буква ять, бог, собственность и само право жить как хочется – отменялось
Флотом командовал адмирал Колчак. Несмотря на ум, образованность и, как ему казалось, бескорыстную любовь к России, – Колчак ничего не понимал ни в том, что происходило, ни в том, что неизбежно должно было случиться. Он знал составы и вооружения всех флотов мира, мог безошибочно угадать в морском тумане профиль любого военного судна, был лучшим знатоком минного дела и одним из инициаторов поднятия боеспособности русского флота после Цусимы, но, если бы кто-нибудь (до семнадцатого года) заговорил с ним о политике, он ответил бы, что политикой не интересуется, ничего в ней не понимает и полагает, что политикой занимаются студенты, неопрятные курсистки и евреи.

On the bookshelvesAll

11 класс, Kcell JSC
Kcell JSC
11 класс
Художественное, Вадим Зубов
Вадим Зубов
Художественное
Классическая проза, ˜”*°•.Елена Гриневич.•°*”˜
˜”*°•.Елена Гриневич.•°*”˜
Классическая проза
1910-30е, Lucy  Durasova
Lucy Durasova
1910-30е

Related booksAll

Хождение по мукам. Книга 3. Хмурое утро, Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Хождение по мукам. Книга 3. Хмурое утро
Хождение по мукам. Книга 1. Сестры, Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Хождение по мукам. Книга 1. Сестры
Хлеб (Оборона Царицына), Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Хлеб (Оборона Царицына)
Эмигранты (Черное золото), Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Эмигранты (Черное золото)
Черная пятница, Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Черная пятница
Похождения Невзорова, или Ибикус, Алексей Николаевич Толстой
Алексей Николаевич Толстой
Похождения Невзорова, или Ибикус
Душистые ветки акации белой, Алексей Константинович Толстой
Алексей Константинович Толстой
Душистые ветки акации белой
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)