Read

Делать фильм

Автор книги – выдающийся итальянский кинорежиссер, создатель всемирно известных фильмов «Дорога», «Ночи Кабирии», «Сладкая жизнь», “8 ?", «Амаркорд», «Репетиция оркестра». Он рассказывает о рождении замыслов своих фильмов, о различных аспектах работы кинорежиссера – выборе актеров на роли, принципах экранизации, создании фильмов для телевидения и т.д. Автор делится воспоминаниями о коллегах по искусству – режиссере Р.Росселлини, актерах А.Маньяни и Тото и других. Книга иллюстрирована рисунками Феллини.
more
Impression
Add to shelf
Already read
267 printed pages

ImpressionsAll

Sevil A-va
Sevil A-vashared an impression3 months ago
👍

«Избавить человека от страха смерти — желание, достойное ученика чародея, который бросает вызов сфинксу, морской пучине и — погибает. Мой фильм убивает меня»,— думал я.

🐼Fluffy

Почитаю еще

Yana  Semour
Yana Semourshared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

QuotesAll

Иногда монахини делают инъекции, даже не разбудив тебя,— как убийцы, подосланные Цезарем Борджа, а потом убегают в темноту, только и успеваешь увидеть чью-то спину.
В те дни я был уверен,
В пять утра — еще совсем темно — появляется сестра Бургунда в черном, похожем на крылья летучей мыши рогатом чепце, с зажатой в зубах резиновой трубкой и с большой коробкой пробирок. Этот вампир с берегов Дуная говорит: «Не дадите ли вы мне немного своей крови, синьор Феллини?»
«Избавить человека от страха смерти — желание, достойное ученика чародея, который бросает вызов сфинксу, морской пучине и — погибает. Мой фильм убивает меня»,— думал я.
По ночам коридоры полны цветов, вынесенных из палат,— цветы, цветы, цветы, как на кладбище.
Ощущение, что я — предмет, вещь, становится особенно острым, когда меня привозят в рентгеновский кабинет. Это залитое холодным светом помещение похоже на Маутхаузен или на зал перезаписи. Меня оставляют полуголым на каталке, там, за стеклянной перегородкой, врачи в белых халатах что-то говорят обо мне, курят, жестикулируют, жесты я вижу, а слов не слышу. Родственники других больных проходят мимо по коридору и смотрят на меня, полуголого. Смотрят как на предмет.
Этот вампир с берегов Дуная говорит: «Не дадите ли вы мне немного своей крови, синьор Феллини?»
Иногда я даже спрашиваю себя: в конце пути, когда жизнь еще больше тебя помнет, когда ты устанешь, сойдешь с дистанции, не захочется ли тебе купить домишко где-нибудь поближе в порту?
мне внушали даже по-немецки, а когда, протестуя, я начал ругаться, монахиня очень строго посмотрела на меня и сурово изрекла: «Вы не есть поэт»,— таким тоном, словно уличила меня в обмане. Пусть.
Избавить человека от страха смерти — желание, достойное ученика чародея, который бросает вызов сфинксу, морской пучине и — погибает
Кинематограф отравляет кровь, как работа в шахте, он разъедает живую ткань, может обернуться своего рода кокаином, наркотиком, не выбирающим своих жертв и тем более опасным, что действует он скрытно, исподтишка.
потому я должен признаться, что в моих фильмах-воспоминаниях воспоминания от начала и до конца выдуманы. Впрочем что от этого меняется?
А теперь эти места напоминают восточные сады: музыка, джук-боксы, многолюдье, мелькание ослепительных реклам, страна забав, Лас-Вегас.
Другая каждый вечер приносит мне стакан лурдской воды и протягивает его со словами: «Это нужно!» На днях она мне сказала: «Свою плевру вы очистили, теперь нужно очистить сердце». Я испугался, подумал, что опять предстоят какие-то инъекции. «Да-да, у вас очень, очень перегруженное сердце».— «Когда же будем его очищать?»— «Когда угодно вам, можно в любое время». Недоразумение вскоре ра
ведь представления об объеме, цвете, перспективе — тоже своего рода способ найти общий язык с действительностью
Ощущение, что я — предмет, вещь, становится особенно острым, когда меня привозят в рентгеновский кабинет.
тема для эпизода «Чудо» в фильме Росселлини. И душевное волнение, побудившее меня взяться за фильм «Дорога», тоже отсюда.
Римини... сочетание чего-то смутного, страшного, нежного
Все мы им обязаны, все мы в долгу перед женщинами, которые сумели на время заменить нам наши желания, наши надежды, наши фантазии, направив их в какое-то определенное русло; часто все это было жалко, убого, но все равно чудесно. Ибо, хотя проститутка и исчадие ада, она все же сохраняет власть и очарование существа, словно вышедшего из какого-то сверхземного мира. Она непостижима и потому выглядит в наших глазах огромной и неуловимой, всеведущей и простодушной. Совсем как наши фантазии, которые она не только отнимает у нас, но и претворяет в жизнь
Почему я рисую персонажей своих фильмов? Почему делаю наброски лиц, носов, усов, галстуков, сумочек, ног, так или этак положенных одна на другую, людей, заходящих ко мне в бюро?

On the bookshelvesAll

CINEMOTION

Для тех, кто делает кино

Николай Меркульев

Книги о кино

Vusala Mammadova

Bioqrafiya, memuar və aforizmlər...

A13112002

Кинодело

Related booksAll

Related booksAll

Андрей Тарковский
Лек­ции по ки­но­ре­жис­суре

Андрей Тарковский

Лекции по кинорежиссуре

Даниэль Арижон

Грамматика киноязыка

Юрий Лотман

Семиотика кино и проблемы киноэстетики

Андрей Тарковский
Лек­ции: Сце­на­рий

Андрей Тарковский

Лекции: Сценарий

Михаил Ромм

Кино в системе искусств

С.И.Фрейлих

Теория кино: от Эйзенштейна до Тарковского

Сергей Эйзенштейн
Чет­вер­тое из­ме­ре­ние в кино

Сергей Эйзенштейн

Четвертое измерение в кино

On the bookshelvesAll

Для тех, кто делает кино

Книги о кино

Bioqrafiya, memuar və aforizmlər...

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)