Лоран Гунель

День, когда я научился жить

Марияhas quotedlast year
Мы каждый день боремся с одолевающими нас желаниями, но побороть желание вкусненького, пожалуй, труднее всего.
Марияhas quotedlast year
Если человек не показывает своих страданий, это не означает, что он ничего не чувствует
Lisa Mezhanskayahas quotedlast year
тобы жить своей жизнью, — повторила Марджи, — необходимо прислушаться к тому, что исходит из глубины нас самих. К тем посланиям, что шлет нам наша душа. Однако наша душа, как ангел, шепчет таким тихим, таким слабеньким голосом, что нужно напрягать слух. Как сможешь ты различить его в непрерывном гомоне? Как тебе удастся обратить на него внимание, если твой разум постоянно занят тысячами вещей, лежащих вне тебя самого?
Lisa Mezhanskayahas quotedlast year
Впрочем, все могут это почувствовать. Людей привлекают легко достижимые удовольствия, а как только они их получают, будь то удовольствия чувственные, плотские или просто вечер, проведенный у телевизора за переключением каналов, потом остается привкус разочарования — разве не так? Удовлетворения нет: эти удовольствия нас не насыщают. Это испытали все. Это прекрасно описал еще Спиноза в семнадцатом веке.
Dibi Lolihas quoted10 days ago
Человек способен познавать себя лишь в исключительных ситуациях.

Карл Ясперс
AsterAvishas quoted2 months ago
жизни всегда так: мы далеки от того, чтобы усомниться, а не бывает ли то, что мы считаем проблемой, на самом деле ее решением?
AsterAvishas quoted2 months ago
Не ищи дьявола в других, лучше ищи божественное начало в себе.
AsterAvishas quoted2 months ago
Когда борешься с чем-то, бывает, что укрепляешь то самое, с чем борешься.
AsterAvishas quoted2 months ago
— И тем не менее, — снова заговорила она, — негодовать против того, что побороть не можешь, разве не означает открыть ворота депрессии?
AsterAvishas quoted2 months ago
— Всю ту ленивую неделю удовольствий ты искал то, что в какой-то мере могло сделать тебя счастливым, и искал это вне себя самого, так? В ресторанах, ночных пирушках, в магазинах — в общем, где попало.
— Так.
— Так вот, вне себя самого ты никогда счастья не найдешь. Ты можешь гоняться за кучей всякой всячины, но в этом направлении нечего ловить. Это все равно что искать гробницу Нефертити в Америке.
— Хм...
— И чем больше ты будешь искать радостей вовне, тем усерднее станешь приучать свой мозг к поиску внешнего источника этих радостей. При любых обстоятельствах наш мозг понуждает нас поступать так, как он считает наиболее полезным для нас. Но проблема в том, что он принимает решения, опираясь на наш жизненный опыт. И если ты все время «подсовываешь» ему внешние источники удовольствий, он примется уводить тебя в сторону от тебя самого.
Джонатан кивнул:
— Наверное, именно поэтому все религии долгое время заставляли своих адептов отказываться от поисков удовольствий.
— Да, хотя это зачастую приводило к воспитанию в нас чувства вины. А это тем более не ведет к счастью... Ведь можно же радоваться тому, что себе позволишь! И если уж поддался искушению — наслаждайся на полную катушку!
AsterAvishas quoted2 months ago
Людей привлекают легко достижимые удовольствия, а как только они их получают, будь то удовольствия чувственные, плотские или просто вечер, проведенный у телевизора за переключением каналов, потом остается привкус разочарования — разве не так? Удовлетворения нет: эти удовольствия нас не насыщают. Это испытали все. Это прекрасно описал еще Спиноза в семнадцатом веке.
— Ну, если Спиноза описал...
— К тому же в этом нет ничего дурного. Правда, это не принесет тебе того, что ты ищешь, ведь наши поиски более или менее осознанны.
AsterAvishas quoted2 months ago
— Наши церковники долго старались внушить нам чувство вины и объявляли грех ужасной моральной виной... И все из-за ошибки в переводе...
— Из-за ошибки в переводе?
— Да, слово, которое произнес Иисус и которое перевели как «грех», звучит так: khtahayn, и означает оно скорее «ошибка», в том смысле, что деяние не соответствует цели. И то же самое происходит, когда Иисус говорит о том, что дурно, плохо: он пользуется словом bisha, которое скорее означает «неадекватно». Короче, «согрешить» не значит совершить зло, а значит ошибиться и удалиться от цели.
— От цели? Но... от какой цели?
— А... в этом-то все и дело, — сказал она, подливая в чашки еще чаю. — Христиане, иудеи и мусульмане ответят, без сомнения: «обрести Бога». Буддисты ответят: «обрести просветление». Индусы — «достигнуть освобождения». А остальные скажут: «обрести счастье»... Но, по сути дела, это одно и то же. Как написано в индийских Ведах: «Истина едина, многочисленны имена, которые дают ей мудрецы».
AsterAvishas quoted2 months ago
— Природа возвращает нам то, что отняло общество.
— Что?
— Нашу цельность.
— А точнее сказать можешь?
— Мы — существа цельные, и природа подводит нас к тому, чтобы мы это прочувствовали очень глубоко. А вот общество создает внутри нас нехватку этой цельности. Оно умеет заставить нас поверить в то, что нам чего-то все время не хватает для счастья. Оно мешает нам довольствоваться тем, что мы имеем, и тем, что мы есть, и без конца заставляет думать о нашей неполноте, о несовершенстве.
AsterAvishas quoted2 months ago
Но тут, на фоне всей этой полноты жизни, Джонатан пережил настоящий шок: однажды во время долгого перехода у него перестал брать мобильник! Поначалу чувство оборвавшейся нити, прекратившейся связи вызвало протест и даже настолько встревожило, что после очередного подъема он всякий раз доставал мобильник и поднимал его вверх, к небу, словно хотел получить сообщение из космоса. Так Моисей вздымал свой жезл. Но все было напрасно.
Вначале у него возникло ощущение, что он изолирован, отрезан от мира, а потом он вдруг осознал, что никогда еще не был так тесно с ним связан. Не было больше СМИ, которые выбирали для него худшие из всех событий, происходивших на земном шаре, не было писем и эсэмэсок, которые знакомые могли прислать ему в любое время дня и ночи, и каждое сообщение служило доказательством, что о нем помнят. Нет, то, что он испытывал сейчас, было ощущением иного порядка, абсолютно новым: он ощутил связь с самим собой — со своим телом, чувствами, с внутренним миром.
AsterAvishas quoted2 months ago
Его же проблема была в другом — во времени. Время все ускоряло и ускоряло свой бег. Ему казалось, что дни, даже почти ничем не занятые, пролетают в мгновение ока. Он чувствовал, что такое существование промелькнет очень быстро, а вместе с ним — и остаток жизни.
Ему хотелось найти способ удержать время. Когда он был мальчишкой, обычный послеобеденный отдых казался ему бесконечно долгим. А когда повзрослел, жизнь понеслась бешеным аллюром и каждый прожитый год казался короче предыдущего. К тому же его приятель-физик как-то сказал ему: с точки зрения восприятия человек достигает середины своей жизни к шестнадцати годам.
AsterAvishas quoted2 months ago
— Ты мне сейчас очень напомнил моего первого мужа! Ему жизнь тоже представлялась непрерывным сражением, где ежеминутно надо было выстоять. А моя обычная жизнерадостность приводила его в бешенство. Он считал меня везунчиком, счастливицей, которую все беды обходят стороной, в то время как на него они сыплются непрерывно и он ежедневно должен от них отбиваться. И только под конец жизни до него дошло, что большинство невзгод были следствием его взгляда на мир, а не причиной.
AsterAvishas quoted2 months ago
Наша суматошная жизнь порой вынуждает нас оставлять без внимания тех, кого мы любим.
Sarah Mamedovahas quoted3 months ago
– Осознание смерти позволяет освободиться от иллюзий, – сказала Марджи. – Человек вдруг понимает, что в жизни почем. И то, что раньше привлекало внимание и отнимало много энергии, отступает на второй план. Кончается слепота, истаивают химеры. И человек позволяет себе быть самим собой, говорить что думает, жить, как ему хочется.
Sarah Mamedovahas quoted3 months ago
«Делать людям добро – то же самое, что делать добро себе самому».
Sarah Mamedovahas quoted3 months ago
ощущение счастья и спокойствия приходит изнутри. Внутренний комфорт – вот ключ к проблеме. Надо понять, кто ты есть, и быть самим собой постоянно, отказываясь быть другим.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)