Read

Кокаин

Счастье, которое дарит кокаин, ничем не похоже на безмятежное и бездеятельное счастье бессловесных тварей: человек, охваченный им, ясно осознает, кто он есть и кем бы мог стать; оно наделяет его подобием божественности для того, чтобы он познал в себе червя и раба. Кокаин пробуждает в человеке жажду, которую уже не удастся насытить ничем иным. Он вызывает голод. Дайте испробовать этот порошок человеку мудрому, искушенному в мирских делах, сильному духом, трезво мыслящему и владеющему собой. Если он таков, каким он вам казался, кокаин не причинит ему ни малейшего вреда. Он разглядит в нем соблазн и воздержится от повторения этого опыта, а испытанное блаженство послужить лишь укреплению его решимости достигнуть сей высокой цели при помощи средств, заповеданных Господом своим святым.
more
Impression
Add to shelf
Already read
18 printed pages

ImpressionsAll

😄LOLZ

Кроули в роли благоразумного публициста. Забавно.

Сергей
Сергейshared an impression6 months ago
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
💧Soppy

🔮Hidden Depths

Юлия Лебедь
Юлия Лебедьshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

QuotesAll

«Где-то, где-то вдалеке есть блаженная страна»
Нам говорят, что наркомана нельзя вылечить и сделать из него вновь полезного члена общества. Но если бы он был им раньше, он никогда не пристрастился бы к наркотику.
Неужто мало в этой жизни злосчастий, которым мы вынуждены противостоять, чтобы добавлять к ним еще и это, больнее всего ранящее: знать, что ты можешь вкусить райскую радость, стоит лишь протянуть руку, но что расплатой за блаженство будут усугубленное десятикратно отчаяние?
Ведь даже загнанная лошадь рано или поздно перестает откликаться на понукания шпорами и хлыстом: она просто спотыкается, валится на землю без сил и хрипло дышит, пытаясь вернуться к жизни.
В наши времена все человеческое общество состоит из ближних, и трудно представить действие одного, которое тем или иным способом не задевало бы интересы другого. Что ж, отлично, в каждом деле есть свои «за» и «против» – главное, суметь правильно определить, какая чаша весов перевесит.
Изо всех граций, толпящихся возле престола Богини Любви, всех робче и трепетней та девица, кою именуют Счастием. Но именно за ней, самой недоступной из всех, смертные волочатся всего охотнее. Разумеется, обладание ей выпадает на долю лишь немногих мучеников и святых, безвестных для окружающей их толпы, и завоевывают ее благосклонность они лишь после того, как выжгут свое «я» каленым железом медитации и растворятся в божественном океане Сознания, покрытого густой пеною бесстрастия и блаженных видений.
Изо всех граций, толпящихся возле престола Богини Любви, всех робче и трепетней та девица, кою именуют Счастием. Но именно за ней, самой недоступной из всех, смертные волочатся всего охотнее. Разумеется, обладание ей выпадает на долю лишь немногих мучеников и святых, безвестных для окружающей их толпы, и завоевывают ее благосклонность они лишь после того, как выжгут свое «я» каленым железом медитации и растворятся в божественном океане Сознания, покрытого густой пеною бесстрастия и блаженных видений.
Всем же иным Счастье дается лишь случайно; иногда именно тогда, когда на него менее всего уповают. Ищите, и не обрящете, стучитесь, и вам не откроют. Счастье распределяется божественным жребием: оно не присуще ничему в частности, но есть плод стечения обстоятельств. Вотще вы будете вновь и вновь смешивать ингредиенты, вотще будете стремиться пережить однажды пережитое. Сколько бы раз, и с каким бы умением и дотошностью вы бы ни воспроизводили прошлое, вас неизбежно ждет разочарование.
В то, что состояние столь метафизическое, может, тем не менее, быть в любое мгновение достигнуто без всякого тайного знания и магических заклинаний, при помощи простого зелья, поверить труднее, чем в сказку. И мудрейший из людей не знает, как сделать счастливым страдальца, который, при том, может быть молод, хорош собой, богат, здоров и любим. Но самый последний бродяга из бродяг, дрожащий от холода и голода в лохмотьях, больной, бездомный, старый, жалкий, глупый, завистливый, может испытать мгновенный восторг и упиться им. Счастье столь же парадоксально как жизнь и столь же таинственно как смерть.
Ищите, и не обрящете, стучитесь, и вам не откроют.
Счастье столь же парадоксально как жизнь и столь же таинственно как смерть.
Изо всех граций, толпящихся возле престола Богини Любви, всех робче и трепетней та девица, кою именуют Счастием. Но именно за ней, самой недоступной из всех, смертные волочатся всего охотнее.
?
Нет, нет и нет – жизнь человека принадлежит только ему одному, и он вправе положить ей конец по собственной воле, если, разумеется, он тем самым не посягает и не угрожает неотъемлемым правам своих ближних.
Взгляните на эту сверкающую горстку кристаллов! Перед вами – гидрохлорид кокаина.
РАЗВЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ философского учения, бесчеловечного и циничного, которое утверждает, что Бог всего лишь злой насмешник, находящий удовольствие в созерцании ничтожности Своих творений?

On the bookshelvesAll

Мика Шлиммер

Kolonna Publications / Митин Журнал

Maxim Bindus

Алистер Кроули

Vartan Simonyan

Алистер Кроули

Rimskaya-Korsakova Ekaterina

Polonsky Читаю я, читаю...

Related booksAll

Related booksAll

Алистер Кроули

Книга Лжей

Алистер Кроули

Небольшие эссе относительно истины

Алистер Кроули

Сборник рассказов

Алистер Кроули

Священные Книги Телемы

Алистер Кроули
Те­ле­мит­ские тек­сты (Liber XXVIII-CCVII)

Алистер Кроули

Телемитские тексты (Liber XXVIII-CCVII)

Алистер Кроули
Книга О

Алистер Кроули

Книга О

Алистер Кроули
Те­ле­мит­ские тек­сты (Liber CCXXVIII - MCLI)

Алистер Кроули

Телемитские тексты (Liber CCXXVIII - MCLI)

On the bookshelvesAll

Kolonna Publications / Митин Журнал

Алистер Кроули

Алистер Кроули

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)