ImpressionsAll

Екатерина
Екатеринаshared an impression7 months ago
💀Spooky

QuotesAll

Иначе в чем же, собственно, заключается моё превосходство над людьми? В превосходстве позиции, ни в чем ином: я поставил себя над человеком, который сидит во мне, и созерцаю его. Вот почему я люблю башни собора Нотр-Дам, платформы Эйфелевой башни, Сакр-Кер и мой седьмой этаж на улице Деламбр. Превосходная символика.
все пошло гораздо лучше с того дня, как я купил револьвер
Люди с жадностью набрасываются на ваши книги, они читают их в удобных креслах и мечтают о большой любви, несчастной и скромной, которую вы им преподносите, и это во многом их утешает — и в том, что они ленивы и трусливы, что их обманывают жены и что первого января прибавки к жалованью не будет.
Я никогда не жил интимной жизнью с женщиной; я бы почувствовал себя обкраденным. Конечно, вы взбираетесь на них сверху, но они пожирают нижнюю часть вашего живота своей большой волосатой пастью, и, как я слышал, именно они и выигрывают на этом обмене. Я же ни от кого ничего не требую, но и ничего не хочу отдавать. Или, впрочем, мне бы подошла холодная, набожная женщина, которая терпела бы меня, подавляя в себе отвращение.
Его звали Герострат. Он хотел стать знаменитым и не смог придумать ничего лучшего, чем сжечь храм в Эфесе, одно из семи чудес света.
— А как звали архитектора этого храма?
— Не помню, — признался он, — даже думаю, что имя его неизвестно.
— Правда? Но вы помните имя Герострата? Видите, он не так уж ошибся в расчетах.
Женщин я бы не стал убивать. Я бы стрелял им в чресла. Или, пожалуй, в икры, чтобы заставить их немного поплясать.
все пошло гораздо лучше с того дня, как я купил револьвер.
— А мне нравятся чёрные герои, — сказал я.
— Негры? — спросил Массе.
— Нет, чёрные в том смысле, как когда говорят, к примеру, чёрная магия. Линдберг — белый герой. И меня он не интересует.
— Не так уж и легко пересечь Атлантический океан, — язвительно заметил Буксин.
Тогда я объяснил им свою концепцию «черного» героя.
— Анархист, — подвёл итог Лемерсье.
— Нет, — медленно возразил я, — анархисты любят людей, только на свой манер.
— Чушь.
Но тут Массе, который был все-таки образованным, вмешался:
— Я знаю, о каком герое вы говорите. Его звали Герострат. Он хотел стать знаменитым и не смог придумать ничего лучшего, чем сжечь храм в Эфесе, одно из семи чудес света.
— А как звали архитектора этого храма?
— Не помню, — признался он, — даже думаю, что имя его неизвестно.
Но я ощутил мерзкую слабость в ногах и затылке, потерял сознание. Меня отнесли в аптеку, трясли за плечи и заставили выпить что-то спиртное. Я убью их.
На балконе седьмого этажа — вот где я должен прожить всю жизнь. Следует поддерживать нравственное превосходство материальными символами, без которых оно падёт. Иначе в чем же, собственно, заключается моё превосходство над людьми?
Я волен любить или не любить американских раков, но если я не люблю людей, я — отверженный и нет мне места под солнцем.
oo8i
oo8ihas quoted4 years ago
Вот уже тридцать три года я постоянно натыкаюсь на закрытые двери, на которых написано: «Пусть ничто бесчеловечное не войдет сюда».
Но я ощутил мерзкую слабость в ногах и затылке, потерял сознание.

On the bookshelvesAll

Анна

Религия и философия

Maxim Bindus

Жан-Поль Сартр

Arthur Keys

Список литературы №1

Маша

Жан Поль Сартр

Related booksAll

Related booksAll

Жан-Поль Сартр

Детство хозяина

Жан-Поль Сартр
Мад­рид­ская марка

Жан-Поль Сартр

Мадридская марка

Жан-Поль Сартр

Почтительная потаскушка

Жан-Поль Сартр

Комната

Жан-Поль Сартр

Затворники Альтоны

Жан-Поль Сартр

Проблемы метода

Жан-Поль Сартр
Нет вы­хода

Жан-Поль Сартр

Нет выхода

On the bookshelvesAll

Религия и философия

Жан-Поль Сартр

Список литературы №1

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)