ru
Free
Read

Дамское счастье

Эмиль Золя, создатель эпопеи о Ругон-Маккарах и родоначальник французского натурализма, в 1883 году пишет не совсем обычную книгу. «Дамское счастье» – это, с одной стороны, блистательное исследование механизма делового успеха, с другой – классический роман о Золушке. Изучив опыт таких магазинов, как «Бон Марше», «Лувр», «Прентам», Золя увлекательно, ярко и точно описывает историю предпринимателя Октава Муре, создавшего в центре Парижа процветающий универмаг. Продуманная организация, новейшие торговые технологии и психологический расчет позволяют ему привлечь толпы покупательниц и, таким образом, одержать победу над женщинами. Но отчего этому баловню женщин не дает покоя маленькая, скверно одетая провинциалка Дениза – незаметная продавщица, которая отчаянно пытается выбиться из нищеты и прокормить двух своих братьев? В этом романе есть принц, есть Золушка и множество других прекрасно выписанных персонажей. Но, увы, ни одной феи! Поэтому читателю остается лишь гадать, каким будет исход любовной истории…
more
Impression
Add to shelf
Already read
553 printed pages
БесплатноКлассика

ImpressionsAll

Elena Molozhavaya
Elena Molozhavayashared an impressionlast month
👎
💤Borrrriiinnng!

mechtatelnica88
mechtatelnica88shared an impression3 months ago
👍

Обожаю "Дамское счастье"!

raillery
railleryshared an impression3 months ago
👍
🚀Unputdownable

Здорово!

Elena Umanskaya
Elena Umanskayashared an impression3 months ago
🚀Unputdownable

All basics of trade is right here in the book;)

👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up
💡Learnt A Lot
🐼Fluffy

b1285741642
b1285741642shared an impression5 months ago
🐼Fluffy

🌴Beach Bag Book
💡Learnt A Lot
🐼Fluffy

В целом предсказуемо по сюжету. Формат описаний магазина повторяется и становится скучен с середины книги. Также смутил перевод - Тюильрийский сад, например...
По сути - очень точно и интересно как история возникновения формата универмагов и Grand Magazines!)

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💞Loved Up
💡Learnt A Lot

Лучшая книга у Золя из всех, что я читала. Просто потрясающая.

🎯Worthwhile

Интересно и полезная книга для владельцев современных торговых домов, там для них много идей по развитию

Valeria  Zinovieva
Valeria Zinovievashared an impression7 months ago
👍

Совершенно неожиданно было узнать, что в 19 веке талантливые предприниматели знали большинство уловок, о которых сейчас пишут в книгах по маркетингу и пиару. И да, описание механизма работы магазина оказалось гораздо важнее и интереснее в этой книге, чем любовная линия. Отношения героев здесь скорее фон.

helenbritsyna
helenbritsynashared an impression7 months ago

Конец совсем не оправдал ожиданий...Сначала книга очень затянула, меня привлекло описание организации магазина, и понравилось, что всё не сводится к банальной любовной линии. Но тривиальный хэппи-энд просто разочаровал :(

Мари
Мариshared an impression10 months ago
🌴Beach Bag Book

Ирина Франц
Ирина Францshared an impressionlast year
🚀Unputdownable
💞Loved Up
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Увлекательный роман, чудесное повествование в мельчайших деталях рассказывающее о становлении масштабной торговой деятельности и слабостях женщин, не имеющих возможности устоять, соперничая друг с другом в искусстве обольщения )))

💞Loved Up

QuotesAll

Искусство заключается не в том, чтобы продать много, а в том, чтобы продать дорого.
«Если хочешь выжать из людей все силы, – частенько говорил он, – и даже сыграть немного на их честности, их следует прежде всего столкнуть с их же потребностями».
Муре, любивший ее любовью делового человека, всегда занятого и привыкшего рассчитывать свои ласки, забывал с нею все свои уловки и питал к ней настоящую дружескую симпатию.
– Если мы пустим его по пять шестьдесят, это все равно что продавать в убыток, потому что нужно же покрыть накладные расходы, а они не пустячные… Его везде стали бы продавать по семь франков.
Тут Муре вспылил. Хлопнув рукою по шелку, он запальчиво воскликнул:
– Ну и прекрасно. Я просто хочу сделать подарок нашим покупательницам… Право, дорогой мой, вы никогда не научитесь понимать женщин. Подумайте только: ведь они будут рвать этот шелк друг у друга из рук!
– Еще бы не рвать, – перебил его компаньон, не унимаясь, – но чем больше они будут вырывать его, тем больше мы потеряем.
– Мы потеряем на товаре несколько сантимов, не спорю. Ну и что же? Подумаешь, велика беда! Зато мы привлечем сюда толпы женщин и будем держать их в своей власти, а они, обольщенные, обезумев перед грудами товаров, станут, не считая, опустошать кошельки. Все дело в том, дорогой мой, что их надо распалить, а для этого нужен товар, который бы их прельстил, который бы вызвал сенсацию. После этого вы можете продавать остальные товары по той же цене, что и в других местах, а покупательницы будут уверены, что у вас дешевле. Например, тафту «Золотистая кожа» мы продаем по семь пятьдесят – и по этой цене она всюду продается, – но у нас она сойдет за исключительный случай и с лихвой покроет убыток от «Счастья Парижа»… Вот увидите, увидите!
Бурдонкль, такой безупречный, такой разумный, бесстрастный, не способный на падение, все еще не понимал привлекательности порока, не понимал Парижа, отдающегося в поцелуе самому дерзновенному.
дело в том, дорогой мой, что их надо распалить, а для этого нужен товар, который бы их прельстил, который бы вызвал сенсацию. После этого вы можете продавать остальные товары по той же цене, что и в других местах, а покупательницы будут уверены, что у вас дешевле.
поддельный горностай и поддельная куница.
«Если хочешь выжать из людей все силы, – частенько говорил он, – и даже сыграть немного на их честности, их следует прежде всего столкнуть с их же потребностями
Если хочешь выжать из людей все силы, – частенько говорил он, – и даже сыграть немного на их честности, их следует прежде всего столкнуть с их же потребностями
У Денизы было такое ощущение, точно она смотрит на машину, содрогающуюся под высоким давлением от недр своих до самых витрин. Сейчас перед нею были уже не те холодные выставки, которые она видела утром; они казались согретыми и словно трепещущими от внутреннего волнения. Люди разглядывали их, женщины останавливались, толпились перед окнами, возбужденные от желаний. И ткани оживали под действием страстей, кипевших на улице; кружева чуть колыхались, таинственно скрывая за своими ниспадающими складками недра магазина; даже толстые четырехугольные штуки сукна дышали соблазном; пальто на оживших манекенах принимали все более округлые формы, а роскошное бархатное манто, гибкое и теплое, вздувалось, точно покоясь на женских плечах, облегая волнующуюся грудь, трепещущие бедра. От магазина веяло жаром, как от фабрики, и этот жар исходил главным образом от прилавков, где шла оживленная продажа и была сутолока, которая чувствовалась даже за стенами здания. В помещении стоял непрерывный гул, точно от машины, находящейся в движении и беспрестанно обрабатывающей покупательниц, – их сбивали в кучу перед прилавками, одурманивали товарами, а затем перебрасывали к кассам. И все это – с механической точностью, с силой и логикой передаточного механизма, захватывающего целые толпы женщин.
Ежедневное общение с богатой клиентурой привело к тому, что почти все продавщицы держались крайне жеманно, постепенно превращаясь в представительниц какого-то неопределенного класса, в нечто среднее между работницами и буржуазными дамами; но за их искусством одеваться, за их заученными словами и манерами частенько скрывалось полное невежество, еле прикрытое кое-какими сведениями, почерпнутыми в бульварных газетах, театральными тирадами и пошлостями парижской улицы.
Ежедневное общение с богатой клиентурой привело к тому, что почти все продавщицы держались крайне жеманно, постепенно превращаясь в представительниц какого-то неопределенного класса, в нечто среднее между работницами и буржуазными дамами; но за их искусством одеваться, за их заученными словами и манерами частенько скрывалось полное невежество, еле прикрытое кое-какими сведениями
Когда Муре ответил, что совсем не ложился, Бурдонкль покачал головой и сказал:
– Вредно.
– Ну вот еще! – весело возразил Муре. – Я бодрее вас, дорогой мой. У вас глаза опухли от сна, вы отяжелели от излишнего благоразумия. Развлекайтесь! Это освежает голову!
Такие дружеские пререкания вошли у них в привычку. Прежде Бурдонкль колотил своих любовниц, потому что, по его словам, они мешали ему спать. Теперь же он и вовсе стал заправским женоненавистником, хотя вне дома, без сомнения, встречался с женщинами; но он умалчивал об этом: они занимали в его жизни слишком мало места.
Помощник вновь зашагал взад и вперед; он, как всегда, преклонялся перед патроном, ум которого, не лишенный изъянов, ставил его, однако, в тупик… Бурдонкль, такой безупречный, такой разумный, бесстрастный, неспособный на падение, все еще не понимал привлекательности порока, не понимал Парижа, отдающегося в поцелуе самому дерзновенному.
считают, что по своему происхождению должны принадлежать к людям свободной профессии, и хоронят себя, пребывая в тщеславной посредственности, радуясь уже тому, что не умирают с голоду, несмотря на дипломы, которыми набиты ящики их стола.
Бурдонкль, такой безупречный, такой разумный, бесстрастный, не способный на падение, все еще не понимал привлекательности порока, не понимал Парижа, отдающегося в поцелуе самому дерзновенному.
Если хочешь выжать из людей все силы, – частенько говорил он, – и даже сыграть немного на их честности, их следует прежде всего столкнуть с их же потребностями».
ибо он отлично сознавал неодолимую силу своей смелости, побеждающей все препятствия.
Нев-Сент-Огюстен, переходя от витрины к витрине и подолгу простаивая перед каждой. Сначала их поразило замысловатое устройство выставок: вверху по диагонали были расположены зонтики в виде крыши деревенской хижины; внизу на металлических прутьях висели шелковые чулки, словно обтягивавшие округлые икры; тут были чулки всех цветов: черные с ажуром, красные с вышивкой, тельного цвета, усеянные букетиками роз, и атласистая вязь их казалась нежной, как кожа блондинки. Наконец, на полках, покрытых сукном, лежали симметрично разложенные перчатки с удлиненными, как у византийской девственницы, пальцами и с ладонью, отмеченной какою-то чуть угловатой, поистине девичьей грацией, как все еще не ношенные женские наряды. Но особенно ошеломила их последняя витрина. Шелк, атлас и бархат были представлены здесь во всем разнообразии переливчатой, вибрирующей гаммы тончайших оттенков: наверху — бархат густого черного цвета и бархат молочной белизны; ниже — атласные ткани, розовые, голубые, в причудливых складках, постепенно переходящие в бледные, бесконечно нежные тона; еще ниже, словно ожив под опытными пальцами продавца, переливались шелка всех цветов радуги, — отрезы, свернутые в виде кокард и расположенные красивыми складками, точно на вздымающейся груди. Каждый мотив, каждая красочная фраза витрины была отделена от другой как бы приглушенным аккомпанементом — легкой волнистой лентой кремовых фуляров. А по обеим сторонам витрины высились груды шелка двух сортов: «Счастье Парижа» и «Золотистая кожа»: шелка эти продавались только здесь и были из ряда вон выдающимся товаром, которому предстояло произвести переворот в торговле новинками
ибо была сама доброта и благоразумие, правдивость и логика; в этих-то качествах и заключалась ее сила.

On the bookshelvesAll

Cosmopolitan

Когда ты устала и хочешь любви

The Blueprint

Книги о моде, искусстве и модной индустрии

Elena Zaharova

Жить летом в зиме или Нью-Йорком в Москве

Evgeniya Eremina

Классика бесплатно

Related booksAll

Related booksAll

Эмиль Золя

Страница любви

Эмиль Золя

Радость жизни

Эмиль Золя

Завоевание

Эмиль Золя

Нана

Эмиль Золя

Западня

Эмиль Золя

Проступок аббата Муре

Эмиль Золя

Мечта

On the bookshelvesAll

Когда ты устала и хочешь любви

Книги о моде, искусстве и модной индустрии

Жить летом в зиме или Нью-Йорком в Москве

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)