Когда я умирала, Уильям Фолкнер
Read

Когда я умирала

Роман, оказавший серьезное влияние на всю американскую литературу.
Классика XX века.
Глубокий Юг, каким видел, знал, любил и ненавидел его Фолкнер. Земля, где за тщательно побеленными фасадами старинных фермерских усадеб скрываются семейные тайны, кипят разрушительные страсти, ломаются судьбы и совершаются преступления…
«Когда я умирала» – роман-одиссея о десяти днях жизни фермеров Бандренов, которые собрались на похороны матери семейства Адди. Уникальность произведения заключается в том, что в нем нет ни слова авторской речи. Весь сюжет представляет собой цепь монологов четырнадцати персонажей, среди которых и незабываемый монолог самой Адди…
more
Impression
Add to shelf
Already read
163 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Veronika Usacheva
Veronika Usachevashared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths

Где-то вычитала, что Фолкнера можно либо очень любить, либо совершенно не понимать. Но вот я, пока во всяком случае, зависла в некоем промежуточном состоянии...

Книга далась нелегко, тянулась бесконечно приблизительно до половины, а вот вторая часть пролетела как-то незаметно. С одной стороны, великолепные тягучие описания, вложенные в уста героев, какая-то замысловатая философия, целые куски, так и просящиеся в цитаты, с другой, совершенно непонятная мне лексика (одно слово "опивки" = остатки выпитого коробит меня до сих пор) - грешу на перевод. Если отсутствие знаков препинания в безграмотной деревенской речи понятно, то курсив, разбросанный тонким слоем по тексту, оставил меня в недоумении. Показалось странным практическое отсутствие различий в сложности/ходе/глубине рассуждений между некоторыми героями, т.е. без подсказок в виде названий глав, я вряд ли бы смогла их дифференцировать.

Сюжет, на мой взгляд, не важен, да и нет его, если не считать сюжетом историю 10дневной транспортировки гроба к месту захоронения. Важна цепь семейных отношений, которых на самом деле нет, и самым вменяемым оказывается наиболее странный член семьи (Дарл). Страшная, отталкивающая, эгоистичная семейка.

Я бы, наверное, попыталась перечитать книгу в оригинале, но для этого понадобится некое усилие воли... и однозначно хочу читать Фолкнера ещё, хотя бы за красоту текста.

jrcatherine
jrcatherineshared an impression6 months ago
👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Roen
Roenshared an impressionlast year
💀Spooky
🚀Unputdownable

Ivan Shustov
Ivan Shustovshared an impression2 years ago
👍

QuotesAll

что в чужие дела не лезет, что глаза земли полны все время. Я им говорю: сначала он был ничего, а глаза полны земли, так ведь и земля тогда на месте стояла; а вот когда дорога подошла и землю продоль повернула, а глаза все равно полны земли, они и начали мне грозить, что заберут, по закону отнимут работника.
из головы, а ямы заполнены далью, что дальше земли.
Скажу ему: промашка у каждого может случиться, но не каждый, скажу, выйдет после нее без убытка. Не все, скажу, могут съесть свои ошибки.
Не знаешь ты, что такое тревога, когда тревожиться нет сил. И хочу, но додумать до тревоги все не успеваю.
не то важно, что человек делает, а то, как большинство людей посмотрит на его дела.
Чтобы родить тебя, нужны двое, а чтобы умереть – один. Вот как кончится мир.
давно выпала. Квадратный, с просевшей односкатной кр
äu
äuhas quoted7 months ago
Помню, в молодости я думал, что смерть – явление телесное; теперь я знаю, что она всего лишь функция сознания – сознания тех, кто переживает утрату.
Богатство – ничто перед лицом Господа, потому что Он видит сердце.
Помню, в молодости я думал, что смерть — явление телесное; теперь я знаю, что она всего лишь функция сознания — сознания тех, кто переживает утрату. Нигилисты говорят, что она — конец; ретивые протестанты — что начало; на самом деле она не больше, чем выезд одного жильца или семьи из города или дома.
Roen
Roenhas quotedlast year
в глазах полно земли, выкопанной из головы, а ямы заполнены далью, что дальше земли
Ведь что чего раньше, я говорю, дорога или дом? Ты видала ли когда, чтобы Он проложил дорогу возле дома? Никогда не видала, говорю, потому что человек до тех пор не успокоится, пока не поставит дом в таком месте, чтобы из каждой проезжей телеги могли плюнуть ему в дверь, чтобы людям не сиделось, сняться с места хотелось, переехать, – а Он их сделал для того, чтобы места держались, как дерево или кукуруза. Если бы Он хотел, чтоб человек всегда передвигался и кочевал, разве не положил бы его вдлинь, на брюхо, как змею? Надо думать, положил бы.
в глазах полно земли, выкопанной из головы, а ямы заполнены далью, что дальше земли.
Богатство – ничто перед лицом Господа, потому что Он видит сердце.
Папа нагибается над кроватью; в его сгорбленном силуэте – что-то от совы: взъерошенное возмущение, под которым прячется мудрость настолько глубокая или косная, что даже не родит мысли
а я ее огорчать не хочу ни за что на свете.

Related booksAll

Дикие пальмы, Уильям Фолкнер
Уильям Фолкнер
Дикие пальмы
Ход конем, Уильям Фолкнер
Уильям Фолкнер
Ход конем
Пилон, Уильям Фолкнер
Уильям Фолкнер
Пилон
Уильям Фолкнер
Крас­ные ли­стья
Уильям Фолкнер
Красные листья
Медведь, Уильям Фолкнер
Уильям Фолкнер
Медведь
Уильям Фолкнер
Непо­беж­ден­ные
Уильям Фолкнер
Непобежденные
Уильям Фолкнер
Вы­со­кие люди
Уильям Фолкнер
Высокие люди
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)