ru
Free
Read

Самопознание

«… Книга эта мной давно задумана. Замысел книги мне представляется своеобразным. Книги, написанные о себе, очень эгоцентричны. В литературе „воспоминаний“ это часто раздражает. Автор вспоминает о других людях и событиях и говорит больше всего о себе. Есть несколько типов книг, написанных о себе и своей жизни.  Моя книга не принадлежит вполне ни к одному из этих типов. Я никогда не писал дневника. Я не собираюсь публично каяться. Я не хочу писать воспоминаний о событиях жизни моей эпохи, не такова моя главная цель. Это не будет и автобиографией в обычном смысле слова, рассказывающей о моей жизни в хронологическом порядке. Если это и будет автобиографией, то автобиографией философской, историей духа и самосознания. …»
more
Impression
Add to shelf
Already read
463 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Nastya Neveru
Nastya Neverushared an impression9 months ago
👍
🎯Worthwhile

Для стойких и терпеливых. Потраченное время, не будет потрачено зря

QuotesAll

Многие любят говорить, что они влюблены в жизнь. Я никогда не мог этого сказать, я говорил себе, что влюблен в творчество, в творческий экстаз. Конечность жизни вызывает тоскливое чувство. Интересен лишь человек, в котором есть прорыв в бесконечность.
Память активна, в ней есть творческий, преображающий элемент, и с ним связана неточность, неверность воспоминания.
Воспоминание о прошлом никогда не может быть пассивным, не может быть точным воспроизведением и вызывает к себе подозрительное отношение. Память активна, в ней есть творческий, преображающий элемент, и с ним связана неточность, неверность воспоминания.
Я не мог примириться с тем, что это мгновение быстро сменяется другим мгновением. С необычайной остротой и силой я пережил страшную болезнь времени. Расставание мне было мучительно, как умирание, расставание не только с людьми, но и с вещами и местами. Я, очевидно, принадлежу к религиозному типу, который определяется жаждой вечности. «Я люблю тебя, о, вечность», – говорит Заратустра. И я всю жизнь это говорил себе. Ничего нельзя любить, кроме вечности, и нельзя любить никакой любовью, кроме вечной любви
Все мое существование стояло под знаком тоски по трансцендентному.
С одной стороны, я переживаю все события моей эпохи, всю судьбу мира как события, происходящие со мной, как собственную судьбу, с другой стороны, я мучительно переживаю чуждость мира, далекость всего, мою неслиянность ни с чем. Если бы я писал дневник, то, вероятно, постоянно записывал в него слова: «Мне было это чуждо, я ни с чем не чувствовал слияния, опять, опять тоска по иному, по трансцендентному». Все мое существование стояло под знаком тоски по трансцендентному.
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.
В воображении я переживал несчастье и страдал с большей остротой, чем в действительности
Несмотря на западный во мне элемент, я чувствую себя принадлежащим к русской интеллигенции, искавшей правду. Я наследую традицию славянофилов и западников, Чаадаева и Хомякова, Герцена и Белинского, даже Бакунина и Чернышевского, несмотря на различие миросозерцаний, и более всего Достоевского и Л. Толстого, Вл. Соловьева и Н. Федорова.
Память активна, в ней есть творческий, преображающий элемент, и с ним связана неточность, неверность воспоминания. Память совершает отбор, многое она выдвигает на первый план, многое же оставляет в забвении, иногда бессознательно, иногда же сознательно
я был асоциален, я никогда не был «общественником». Общественные течения никогда не считали меня вполне своим.
Книги, написанные о себе, очень эгоцентричны.
Я пережил мир, весь мировой и исторический процесс, все события моего времени как часть моего микрокосма, как мой духовный путь. На мистической глубине все про
Я мало разочаровывался, потому что мало очаровывался.
в неисчислимом количестве случаев встреча бывает случайной, и человек мог бы встретить при других обстоятельствах более подходящего человека. Поэтому такое огромное количество нелепых браков.
я непрерывно творчески реагирую на книгу и помню хорошо не столько содержание книги, сколько мысли, которые мне пришли в голову по поводу книги

On the bookshelvesAll

Julika

Психология

doobich

философия

vipmaria1992

Понравившиеся мне книги!

Maxim Bindus

Николай Бердяев

Related booksAll

Related booksAll

Николай Бердяев

Философия свободного духа

Николай Бердяев

О назначении человека

Тэффи
Тон­кая пси­хо­ло­гия

Тэффи

Тонкая психология

Николай Бердяев

Смысл истории

Николай Бердяев

О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической метафизики

Гюстав Лебон
Пси­хо­ло­гия со­ци­а­лизма

Гюстав Лебон

Психология социализма

Павел Зыгмантович

Убей в себе инфантила. Как повзрослеть за три месяца

On the bookshelvesAll

Психология

философия

Понравившиеся мне книги!

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)