Read

Мальчик у моря

Повести Николая Ивановича Дубова населяют многие люди — добрые и злые, умные и глупые, веселые и хмурые, любящие свое дело и бездельники, люди, проявляющие сердечную заботу о других и думающие только о себе и своем благополучии. Они все изображены с большим мастерством и яркостью. И все же автор больше всего любит писать о людях активных, не позволяющих себе спокойно пройти мимо зла. Мужественные в жизни, верные в дружбе, принципиальные, непримиримые в борьбе с несправедливостью, с бесхозяйственным отношением к природе — таковы главные персонажи этих повестей.

Кроме публикуемых в этой книге «Мальчика у моря», «Неба с овчинку» и «Огней на реке», Николай Дубов написал для детей увлекательные повести: «На краю земли», «Сирота», «Жесткая проба». Они неоднократно печатались издательством «Детская литература».
more
Impression
Add to shelf
Already read
486 printed pages

ImpressionsAll

ukhanovayulya03
ukhanovayulya03shared an impression8 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

🔮Hidden Depths

👍
🙈Lost On Me

Вот я не понимаю как так можно сказать море без дна ...

QuotesAll

АНУСЯ

— А как вы их считаете, звезды? — спрашивает Сашук.
— Я не считаю, а изучаю. Все звезды пересчитаны и переписаны, как допризывники.
— Все до единой?
— До единой. В пределах наших возможностей, конечно.
Сашук недоверчиво смотрит на него снизу, стараясь поймать взгляд, но толстые стекла очков без оправы заслоняют глаза чудика и нельзя понять, всерьез он или понарошку. Сашук долго раздумывает, потом все-таки задает вопрос, который давно его занимает.
— А правда, у каждого человека своя звезда? Как он рожается, так и звезда загорится. А как помрет, так и звезда падает…
— Ну, это чепуха! Звезды не падают. Падает, так сказать, звездный сор, всякого рода космический мусор. Потом, звезд значительно больше, чем людей на земле, и до людей им никакого дела нет… Хотя вообще, иносказательно… В известном смысле у каждого человека есть своя звезда. Или, во всяком случае, должна быть. По идее.
— И у меня?
— И у тебя. Чем ты хуже других?
— А где? Вы мне покажете?
— Вот уж нет! Каждый сам должен найти свою звезду.
— А как?
— Как бы тебе сказать?.. Главное — не лениться. Для начала полезно, например, привыкнуть рано вставать.
— До света?
— Уж чего лучше.
— Так ведь спать хочется!
— Вот-вот! Лень, спать хочется… Другой не только свою звезду, всю жизнь готов проспать. А она в общем-то коротковата. К сожалению.
— А если рано встану, так сразу и увижу?
— Может, не сразу, но рано или поздно увидишь.
— А потом?
— Что — потом?
— Чего будет, когда найду?
— Ну… будешь знать, куда идти, что делать… Так, сейчас моя дорогая дочь распугает последнюю рыбу…
По кромке воды, взметая брызги, к ним бежит девочка в голубом платье и белой панаме.
— Папа, папа, много поймал? — кричит она издали, потом замечает Сашука, умолкает, переходит с бега на шаг, вышагивает чинно, почти чопорно и делает вид, что Сашука вовсе не приметила.
— Не корчи кисейную барышню, — говорит ей отец. — Видишь, даже на этом пустынном бреге для тебя нашелся Дон-Жуан, — показывает он на Сашука.
— Никакой я не Дон, — отзывается тот. — Я Сашук.
— Прелестно! — отвечает бородач. — Знакомьтесь в таком разе.
Девочка дергает пальцем резинку от панамы и с любопытством рассматривает Сашука. Резинка звонко щелкает ее по подбородку. Потом она протягивает сложенную дощечкой ладошку и говорит:
— Ануся.
Сашук сидит неподвижно, искоса смотрит на ладошку, потом снова на Анусю. Она совсем не такая, она из какого-то другого мира, и он не знает, что надо делать, как держать себя с ней, и потому сидит неподвижно и только смотрит.
Девочка делает гримаску, пожимает плечами и опять начинает дергать резинку.
— Нельзя сказать, чтобы ты был очень галантен с барышнями, — говорит бородач.
Девочка смеется, короткий носик ее морщится. Сашук не понимает, но краснеет. Сначала он хочет сказать, что с девчонками не водится, но слова эти почему-то с языка не идут. Может, потому, что она совсем не похожа на разбитных, горластых некрасовских девчонок. Почему она такая белая? Наверно, ее без конца мылом шуруют…
Сашук не знает, что делать, и наливается краской еще больше. Потом вдруг вспоминает, лезет за пазуху и достает свою находку.
— На. Хочешь?
Ануся отступает на шаг, серо-голубые глаза ее округляются.
— Это кто? — спрашивает она.
— Краб. Бери, не бойся — он дохлый, не укусит.
— Не хочу, — говорит Ануся и прячет руки за спину. — Он плохо пахнет.
— Так что? Повоняет и перестанет.
— И крабы совсем не такие, — качает головой Ануся. — Они в банках.
— Стыдись, Анна! — говорит отец. Он не смотрит в их сторону, но, оказывается, все видит и слышит. — В банках вареные. А этот прямо из моря. Ты как хочешь, я бы взял, — ценная вещь, по-моему.
Ануся оглядывается на отца и осторожно, двумя пальчиками берет краба.
— Идите, граждане, побегайте, что ли, — говорит Анусин отец. — И вы сразу убьете двух зайцев: познакомитесь поближе и снимете с моей души камень педагогических забот…


— Про какой он камень? — спрашивает Сашук, когда они отходят.
— Не обращай внимания, — говорит Ануся. — Папа всегда немножко странно выражается.
Краб ей нравится все больше. Запах уже не отпугивает, она вертит колючее чудище в руках, рассматривает со всех сторон. Потом так же обстоятельно начинает рассматривать Сашука.
— Ты так всегда ходишь? — показывает она на выгоревший чубчик Сашука. — И ничего?
— А чего?
— А вот мне на солнце вредно — я хрупкая, — вздыхает Аиуся.
— Ты ж не кисель, не растаешь.
Ануся немножко, колеблется, потом решительно сдергивает панаму назад, и она повисает у нее за спиной на резинке. Ветер немедленно подхватывает и треплет ее белокурые вьющиеся волосы.
— Пойдем, я маме покажу, — говорит Ануся.
Они бегут по мокрому песку. Сашук старается попасть ногой в гребешок волны, когда она только-только заламывается, и изо всех сил разбивает его. Анусе это нравится. Она забегает вперед, чтобы опередить Сашука, и, торжествуя, кричит, когда брызги у нее разлетаются сильнее. Сашук тоже старается. Он ловчее, брызги у него летят выше и дальше. Так они бегут наперегонки, взметая брызги и вопя от восторга, пока их не останавливает окрик:
— Что это такое?!
Из-под простыни, распяленной на палках, выглядывает женщина. Сначала женщина кажется Сашуку совершенно голой, но потом он видит, что она не совсем голая — поперек тела у нее две полоски пестрой материи, а на голове накручено полотенце. Женщина очень красивая, это Сашук видит, несмотря на то что большие темные очки закрывают ее глаза, на носу нашлепка из бумаги, лицо намазано чем-то белым, а губы такие красные, будто с них живьем содрали кожу. Но Сашук знает, что кожа не содрана, просто губы накрашены. В Некрасовке некоторые взрослые девки ходят с крашеными губами.
— Мама, мамочка! — кричит Ануся. — Посмотри, что у меня!
— Где ты взяла эту вонючую гадость?
— Ну… бездна и бездна… Без дна, значит.
Сашук пытался поймать бога на горячем, когда он шпионит: прикрыв за собой дверь, внезапно распахивал ее снова, но за дверью никого не оказывалось.

On the bookshelvesAll

Евгений Марченко

Прочесть

МТС Беларусь

7 класс

Галина Довбыш

Школа 7

Kristina Sadakova

Чтение

Related booksAll

Related booksAll

Радий Погодин
Сколько стоит долг

Радий Погодин

Сколько стоит долг

Алексей Свирский

Рыжик

Юрий Нагибин

Эхо

Алексей Пантелеев

Ленька Пантелеев

Георгий Скребицкий
От пер­вых про­та­лин до пер­вой грозы

Георгий Скребицкий

От первых проталин до первой грозы

Георгий Мартынов

Каллистяне

Владимир Богомолов

Иван

On the bookshelvesAll

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)