Признания и проклятия, Эмиль Мишель Чоран
Read

Признания и проклятия

В одной из последних своих книг (1987) великий французский мыслитель продолжает размышлять о жизни и смерти, сохраняя ясность логического построения и беспощадную четкость формулировок.
more
Impression
Add to shelf
Already read
86 printed pages
Современная прозаОбщество и политика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Про Эмиля Чорана я узнал из Настоящего Детектива. А вот Ницше толком никогда не читал. Этот сборник цитат охарактеризую современно: так же пессимистично как тексты Кровостока и коротко как посты в твитере. Читать надо вдумчиво и медленно. 2/3 не понял, наверное еще не дорос.

Мрачно. Отрезвляюще. Гениально.

QuotesAll

Этот мир был создан не по воле Жизни», — сказано в «Гинзе», гностическом тексте одной мандеистской секты в Месопотамии.
Стоит вспоминать об этом всякий раз, когда нет лучшего аргумента, чтобы побороть в себе разочарование.
Я настолько исполнен одиночества, что любая встреча для меня — Голгофа.
В каждую из эпох люди совершенно справедливо полагают, что именно на их глазах исчезают последние следы Земного Рая.
«Я трус, муки счастья мне невыносимы».
Чтобы глубоко проникнуть в суть человека, по-настоящему узнать его, мне достаточно посмотреть, как он отреагирует на это признание Китса. Если он не понимает сразу же, продолжать бесполезно.
«Этот мир был создан не по воле Жизни», — сказано в «Гинзе», гностическом тексте одной мандеистской секты в Месопотамии
Все эти дети, которых я не захотел иметь, — если бы только они знали, каким счастьем мне обязаны!
Старость — самое неожиданное из всего, что происходит с человеком», — пишет Троцкий за несколько лет до смерти.
Палеонтолог-любитель, я несколько месяцев размышлял над скелетом. Результат — всего несколько страниц… По правде говоря, предмет не располагал к многословию.
Небытие для буддизма (а по правде сказать, и для всего Востока в целом) не содержит в себе того довольно мрачного значения, какое придаем ему мы. Оно совпадает с последним опытом света или, если угодно, с состоянием вечного сияющего отсутствия, лучистой пустоты: это бытие, возобладавшее над всеми своими атрибутами, или скорее в высшей степени позитивное несуществование, которое излучает нематериальное, беспочвенное блаженство, не имеющее никакой опоры в каком бы то ни было из миров.
По какому такому праву вы бросаете мне в лицо мои же истины? Вы присваиваете себе свободу, которую я отвергаю. Признаю: все ваши доводы справедливы. Но я не давал вам разрешения со мной откровенничать… (После каждого взрыва ярости меня охватывает чувство стыда, затем неизмен
Тирания ломает или закаляет личность, свобода ее размягчает и превращает в марионетку. У человека больше шансов спастись благодаря аду, нежели раю.
Поскольку человек — животное болезненное, любые его высказывания или поступки равнозначны симптомам.
Человек живет не в стране, он живет внутри языка. Родина — это язык и ничего больше.
Нас соблазняют любые аномалии, и в первую очередь Жизнь — аномалия в полном смысле слова.
Со стороны кажется, будто он волен в своих поступках, но в потемках его души «воля» — это звук, лишенный смысла.
«Я трус, муки счастья мне невыносимы».
Чтобы глубоко проникнуть в суть человека, по-настоящему узнать его, мне достаточно посмотреть, как он отреагирует на это признание Китса. Если он не понимает сразу же, продолжать бесполезно.
Ай
Ай has quotedlast year
Там, где дело касается соболезнований, все выходящее за рамки штампа граничит с неприличием или ненормальностью.
Лучший способ избавиться от врага — везде говорить о нем только хорошее.
В каждую из эпох люди совершенно справедливо полагают, что именно на их глазах исчезают последние следы Земного Рая.
Природе следовало бы остановиться на растительном мире, вместо того чтобы позориться, стремясь к необычному.

Related booksAll

Эмиль Мишель Чоран
Ме­ха­ника уто­пии
Эмиль Мишель Чоран
Механика утопии
Эмиль Мишель Чоран
Ис­ку­ше­ние су­ще­ство­ва­нием
Эмиль Мишель Чоран
Искушение существованием
Забытый фашизм: Ионеско, Элиаде, Чоран, Александра Ленель-Лавастин
Александра Ленель-Лавастин
Забытый фашизм: Ионеско, Элиаде, Чоран
Петр Вяземский
Ста­рая за­пис­ная книжка
Проза Ивана Сидорова, Мария Степанова
Мария Степанова
Проза Ивана Сидорова
Матрица Апокалипсиса. Последний закат Европы, Жан Бодрийяр, Эмиль Мишель Сиоран
Жан Бодрийяр, Эмиль Мишель Сиоран
Матрица Апокалипсиса. Последний закат Европы
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)