Read

Почем килограмм славы

«Наша жизнь — это не только то, что мы сделали. Но и то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь — как банка с клубникой. Между ягодами — пустоты. Но пустоты — это тоже наполнение. Кого мы помним? Тех, кто нас собирал. И тех, кто разорял. Разорял наши души, как гнезда. Они тоже нужны».В. Токарева
more
Impression
Add to shelf
Already read
152 printed pages

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

Как всегда у Виктории Самуиловны - мудро, иронично, по-житейски верно и увлекательно!

👍

🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

sonvdali
sonvdalishared an impressionlast year
👍

😄LOLZ

Трогательные рассказы, пересыпанные житейской мудростью. Спасибо!

QuotesAll

Мне иногда кажется, что ощущение хорошо сделанной работы — один из смыслов жизни, если не единст­венный.
Я — та, которая бежит-бежит-бежит за своей сутью, и воет от усталости, и все равно бежит. Потому что поиск себя — это единственный смысл жизни.
вижу его глазами, но не улавливаю его сущности.
«Наша жизнь — это не только то, что мы сделали. Но и то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь — как банка с клубникой. Между ягодами — пустоты. Но пустоты — это тоже наполнение. Кого мы помним? Тех, кто нас собирал. И тех, кто разорял. Разорял наши души, как гнезда. Они тоже нужны».
В. Токарева
Мне иногда кажется, что ощущение хорошо сделанной работы — один из смыслов жизни, если не единст­венный.
Инстинкт передачи информации — его называют Талант.
— Ты кузнечиков видел?
— Конечно, — удивился мальчик. — Их тут полно.
— Некоторых можно обучить играть на скрипочке.
— А зачем? — удивился мальчик.
Это был ребенок-реалист
легче всего. Воспитывать — это значит противостоять, на чем-то настаивать, запрещать, тратить энергию. А энергия нужна для другого.
Я совершенно не выношу, когда меня критикуют. Я тут же верю в критику, считаю себя ничтожеством и ничего не могу. Я становлюсь бездарной. А когда мною восхищаются — тоже верю, душа взмывает, и я могу свершить «подвиг силы беспримерной»… Восхищение поднимает душевный иммунитет, растут защитные силы организма. Все можно преодолеть и победить, когда в тебя верят.
жизнь — это не только то, что мы сделали. Но и то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь — как банка с клубникой. Между ягодами — пустоты. Но пустоты — это тоже наполнение.
Мне иногда кажется, что ощущение хорошо сделанной работы — один из смыслов жизни, если не единственный.
Так я думала в тридцать шесть лет, в вечернем платье, в ожидании любви. Сейчас я думаю по-другому. Просто жить — это и есть смысл и счастье.
«Наша жизнь — это не только то, что мы сделали. Но и то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь — как банка с клубникой. Между ягодами — пустоты. Но пустоты — это тоже наполнение. Кого мы помним? Тех, кто нас собирал. И тех, кто разорял. Разорял наши души,
для меня красота — это не рост, не внешность, а талант, который просачивается через глаза. Или хлещет через глаза.
Наша жизнь nbsp;— это не только то, что мы сделали. Но и nbsp;то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь nbsp;— как банка с nbsp;клубникой. Между ягодами nbsp;— пустоты. Но пустоты nbsp;— это тоже наполнение. Кого мы помним? Тех, кто нас собирал. И nbsp;тех, кто разорял. Разорял наши души, как гнезда. Они тоже нужны.
ощущение хорошо сделанной работы — один из смыслов жизни, если не единст­венный.
Я совершенно не выношу, когда меня критикуют. Я тут же верю в критику, считаю себя ничтожеством и ничего не могу. Я становлюсь бездарной.
Человек проживает не временную жизнь, а эмоциональную. Жизнь его складывается не из количества прожитых дней, а из количества и качества эмоций.
Для человечества в целом не важно, когда умер творец — молодым или старым, долго он жил или коротко. Важно то, что он успел оставить. Но для самого творца все-таки важно, сколько он проживет. Как надолго задержится на этом свете? И если бы Моцарта в последний час его жизни спросили: «Хочешь умереть как Моцарт или жить до ста лет как
Его нет, а как бы жив. А некоторые живут, но как бы умерли. Ничего о них не слышно, хотя они что-то делают. Но вроде как и не делают.

On the bookshelvesAll

Марина Богданова

Российское современное

Irina Myazina

mamchik

v210269

Виктория Токарева

b6901078697

о жизни

Related booksAll

Related booksAll

Виктория Токарева

Извинюсь. Не расстреляют

Виктория Токарева

Ничего особенного

Виктория Токарева

Сказать – не сказать (сборник)

Виктория Токарева

Римские каникулы

Виктория Токарева

Мужская верность

Виктория Токарева

Антон, надень ботинки! (сборник)

Виктория Токарева

Немножко иностранка. Рассказы и очерки

On the bookshelvesAll

Российское современное

mamchik

Виктория Токарева

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)