Read

Следы на мне (сборник)

Читая книгу Гришковца, очень легко почувствовать себя автором, человеком, с которым произошло почти то же самое, что и с его героями. Гришковец рассказывает о людях, сыгравших важную роль в его жизни. Какие-то истории, какие-то события – ничего экзотического.
Впечатления и переживания, которые много важнее событий. И внимание обращается уже не к героям, а к своей собственной жизни. К себе.
more
Impression
Add to shelf
Already read
210 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Очень простой, дружеский язык автора с легкостью доносит до читателя суть всех рассказов. Неважно, что это самые обычные истории из жизни, Гришковец пересказывает их так, что хочешь читать еще и еще.

Юля Галай
Юля Галайshared an impression9 days ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

Добрая такая книга о том, что приносят в нашу жизнь порой даже не знакомые нам люди.

Yulia Irkova
Yulia Irkovashared an impressionlast year

Книги этого автора - всегда разговор. Какой-то очень близкий разговор по ту сторону страницы. Как будто ее написал твой давний друг и обращается к тебе. Очень по-простому, по-домашнему что ли.. И этот разговор всегда затягивает, затягивает так, как разговор с другом - за полночь, за жизнь, за мысли..

esesova
esesovashared an impression9 days ago
👍
🔮Hidden Depths

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Михаил
Михаилshared an impression8 months ago
👍
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

:)
:)shared an impression11 months ago
🚀Unputdownable

Обожаю истории Гришковца. Почему то моментально влюбляюсь в его его героев.

👍
🔮Hidden Depths
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable
😄LOLZ

b9153200692
b9153200692shared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

прекрасная книга!

QuotesAll

Очень редкие парни-филологи, были… как бы это сказать… очень странными парнями (кроме меня, конечно).
Жизнь не зафиксировать, не передать, не удержать!
Я укладывал шифер на траву. Он внимательно рассматривал его и как он лежит. Потом отступал на полшага назад, как в представлении всех обычных людей делают художники, отступая от мольберта, чтобы лучше рассмотреть картину. Он явно любовался и самим шифером и, главное, тем, как я его положил. Потом он переводил взгляд на меня и заглядывал мне прямо в глаза.
– Талантливо! – восхищённо говорил он.
Лучше, чем как надо, не надо
Все ходят по одному и тому же городу, полю или лесу. Все! И никто ничего не видит. А ты должен увидеть, как тут упал свет, как солнце отразилось в стекле троллейбуса, как заблестели капельки росы на паутине в траве, как, чёрт возьми, улыбается девушка, которая сидит на остановке и чего-то ждёт. Но ты должен не это всё сфотографировать, а должен сделать фотографию.
Мне приятно было сидеть, наслаждаться воздухом, в котором не чувствовалось ни движения, ни температуры. Приятно было, что меня ничего не тревожит и что нет никаких желаний. А какие могли появиться желания и нереализованные возможности в селе Пача? Да и голос Михалыча, его способ рассказывания как-то сильно со всем этим совпадали.
Перед тем как поехать на работу, я даже фантазировал, как мы будем вставать с петухами в деревне, умываться у колодца из ведра. Как будем, неким мужским сплочённым трудом коллективом, весело шутить за умыванием, потом завтракать и отправляться на работу. Я представлял себе усталые вечерние мужицкие, немногословные разговоры и посиделки после работы перед сном. Представлял себе перекуры… Вот только работу я себе никак не представлял.
Нам бы немцы за такую нашу работу руки бы поотрывали, а не то, что денег дали, — искренне согласился Михалыч. — А у них по-другому нельзя. Там же кругом всё красиво, чистенько. Я бы тоже так смог. Так даже веселее, когда красиво. Только не надо тут этого. Лучше, чем как надо, не надо. — сказал он странную фразу, которую я тут же запомнил. — Иногда можно маленько получше, под настроение. Но маленько.
Дружба иссякла и превратилась в тоненькую струйку редких встреч.
Николай Ростов у Толстого следит, как Долохов сдает карты, и думает: как это так: я всего лишь вижу эти руки, тасующие карты, а в то же время проигрываю состояние и честь?
Все ходят по одному и тому же городу, полю или лесу. Все! И никто ничего не видит. А ты должен увидеть, как тут упал свет, как солнце отразилось в стекле троллейбуса, как заблестели капельки росы на паутине в траве, как, чёрт возьми, улыбается девушка, которая сидит на остановке и чего-то ждёт.
Лучше, чем как надо, не надо, – сказал он странную фразу, которую я тут же запомнил. – Иногда можно маленько получше, под настроение. Но маленько
– Это так вы учитесь! Приехали изучать словесность! Зачем вы приехали? А-а-а??! – орал он.
Говорили, что одна третьекурсница запустила в Данкова тарелкой, когда он ввалился утром в их комнату. Данков ловко тарелку поймал одной рукой, сказал: «Та-а-а-к!» – и раздавил эту тарелку своими огромными пальцами и побежал дальше.
После такого рейда Василий Николаевич вызывал всех застигнутых к себе в деканат и по одному, а точнее, по одной карал. Всех доводил до слёз. Это было обязательно. Об этом знали. Но слишком быстро пускать слезу тоже было нельзя. Он не верил быстрым слезам. Те же, кто решался бороться и не плакать… Короче, плакали все.
Они были приятные люди, поэтому про их семью мне трудно что-то вспомнить и что-то рассказать.
Но в этих действиях для меня не было жизни

On the bookshelvesAll

Alexandr Tolochko

Евгений Гришковец

XEON

Художественная лит-ра

:)

Дельфины

Лева

Современная

Related booksAll

Евгений Гришковец

Планка (сборник)

Евгений Гришковец

Реки

Евгений Гришковец

Год жжизни

Евгений Гришковец

Рубашка

Евгений Гришковец

Планка

Евгений Гришковец

Асфальт

Евгений Гришковец

Зима. Все пьесы

On the bookshelvesAll

Евгений Гришковец

Художественная лит-ра

Дельфины

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)