Роман Сенчин

Тува

Моя жизнь все сильнее завязывается на Москву. И все сильнее тянет к себе Тува. Иногда, выпив вечером, повспоминав, послушав записи «Ят-Хи» или «Хуун-Хуур-Ту», я прихожу к мысли, что ведь запросто могу уехать. Заявить, что мне нужен творческий отпуск, собрать сумку, поцеловать жену и дочек, пообещать стабильно высылать деньги и сесть в поезд Москва — Абакан. Забраться на верхнюю полку плацкартного вагона. Трое суток в пути копить силы, потом — дня два провести у родителей и — в Туву.
78 printed pages

Related books

Impressions

    Julia Sivertshared an impression3 years ago
    💡Learnt A Lot

    У автора очень динамичный слог, читать легко, даже если не знаешь, зачем ты это делаешь 😄 Весьма познавательно, подойдёт тем, кто любит культурную антропологию.

    smirnova1606shared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    Можно почитать

    Сигита Кармонайтеshared an impression3 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

Quotes

    Олегhas quoted3 years ago
    Вообще Кызыл оставляет ощущение пусть по-прежнему уютного, но все-таки гибнущего города.
    Nadya Dembirelhas quoted3 months ago
    брала таинственная, жутковатая на вид рыбка — широколобка. Небольшая, вся в каких-то наростах, шишках, с огромной, по сравнению с туловищем, головой. Если ее ловили взрослые, то, брезгливо сняв с крючка, бросали обратно в воду, а если пацаны, то убивали жестоко — растирали камнями в жижу. Говорили, что широколобки страшно ядовиты, и их можно есть, только сварив в перце. Считалось, что эти рыбки засоряют реку. Недавно я узнал, что они живут только в очень чистой воде, поэтому, видимо, и попадались вдалеке от берега. После того как Саяно-Шушенское водохранилище наполнилось и Енисей в районе Кызыла, несмотря на течение, стал
    Ksyusha Pavlovahas quoted3 years ago
    Степь открывается задолго до того, как в нее попадаешь. Автобусы, грузовики, легковушки долго спускаются с перевала Нолёвка, петляя по крутым склонам, огибая ущелья, и то и дело далеко внизу, но и словно бы уходя в небо, из-за торчащих по обочинам дороги хилых лиственниц появляется вечно желтоватая, в дрожащем мареве, степь. Зимой марево морозное, густое, летом раскаленное, как масло, весной парное, живительное, осенью — липкое…

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)