ru
Free
Read

Полное собрание сочинений в четырнадцати томах. Том 2. Миргород

Во второй том входит продолжение «Вечеров на хуторе близ Диканьки», сборник «Миргород», в который входят повести «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».
В данной электронной редакции опущены разделы «Другие редакции» и «Варианты»
more
Impression
Add to shelf
Already read
404 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

klenovamasha
klenovamashashared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

QuotesAll

„Терпи козак — атаман будешь! Не тот еще добрый воин, кто не потерял духа в важном деле, а тот добрый воин, кто и на безделье не соскучит, кто всё вытерпит, и хоть ты ему что хочь, а он всё-таки поставит на своем
Афанасий Иванович Товстогуб и жена его Пульхерия Ивановна Товстогубиха, по выражению окружных мужиков, были те старики, о которых я начал рассказывать. Если бы я был живописец и хотел изобразить на полотне Филемона и Бавкиду, я бы никогда не избрал другого оригинала, кроме их. Афанасию Ивановичу было шестьдесят лет, Пульхерии Ивановне пятьдесят пять. Афанасий Иванович был высокого роста, ходил всегда в бараньем тулупчике, покрытом камлотом, сидел согнувшись и всегда почти улыбался, хотя бы рассказывал или просто слушал. Пульхерия Ивановна была несколько сурьезна, почти никогда не смеялась; но на лице и в глазах ее было написано столько доброты, столько готовности угостить вас всем, что было у них лучшего, что вы, верно, нашли бы улыбку уже чересчур приторною для ее доброго лица.
Если бы я был живописец и хотел изобразить на полотне Филемона и Бавкиду, я бы никогда не избрал другого оригинала, кроме их.
Притом я не люблю рассуждений, когда они остаются только рассуждениями
В Миргороде нет ни воровства, ни мошенничества, и потому каждый вешает, что ему вздумается. Если будете подходить к площади, то, верно, на время остановитесь полюбоваться видом: на ней находится лужа, удивительная лужа! единственная, какую только вам удавалось когда видеть! Она занимает почти всю площадь. Прекрасная лужа! Домы и домики, которые издали можно принять за копны сена, обступивши вокруг, дивятся красоте ее.
есаул Дмитро Товкач
Афанасий Иванович Товстогуб и жена его Пульхерия Ивановна Товстогубиха
Или все сильные порывы, весь вихорь наших желаний и кипящих страстей — есть только следствие нашего яркого возраста, и по тому одному только кажутся глубоки и сокрушительны?
Кошевой был умный и хитрый козак, знал вздоль и впоперек запорожцев и сначала сказал: „Не можно клятвы преступить, никак не можно.“ А потом, помолчавши, прибавил: „Ничего, можно; клятвы мы не преступим, а так кое-что придумаем. Пусть только соберется народ, да не то, чтобы по моему приказу, а просто своею охотою. Вы уж знаете, как это сделать. А мы с старшинами тотчас и прибежим на площадь, будто бы ничего не знаем.“
Не прошло часу после их
Ну, здорово, сынку! почеломкаемся
Пришедший являлся только к кошевому, который обыкновенно говорил: „Здравствуй! Что, во Христа веруешь?“ „Верую!“ отвечал приходивший. „И в троицу святую веруешь?“ „Верую!“ „И в церковь ходишь?“ „Хожу!“ „А ну, перекрестись!“ Пришедший крестился. „Ну, хорошо“, отвечал кошевой: „ступай же, в который сам знаешь, курень.“
Агафия Федосеевна носила на голове чепец, три бородавки на носу и кофейный капот с желтенькими цветами. Весь стан ее похож был на кадушку, и оттого отыскать ее талию было так же трудно, как увидеть без зеркала свой нос. Ножки ее были коротенькие, сформированные на образец двух подушек
Чорт вас возьми
Он не принадлежал к числу тех стариков, которые надоедают вечными похвалами старому времени или порицаниями нового.
Современниками влияние Вальтер Скотта на автора „Вечеров“ и „Миргорода“ ощущалось весьма явственно (отзывы Полевого, Булгарина; замечание Пушкина, что начало „Тараса Бульбы“ „достойно Вальтер Скотта“).
Гоголя роднит с Вальтер Скоттом общая манера исторического повествования, основанная на изучении исторических и фольклорных источников и в то же время на глубоко-личном отношении к прошлому.
„А что мне отец, товарищи и отчизна?“ сказал Андрий, встряхнув быстро головою и выпрямив весь прямой, как надречный осокор, стан свой. „Так если ж так, так вот что: нет у меня никого! Никого, никого!“
Но по странному устройству вещей, всегда ничтожные причины родили великие события и, наоборот, великие предприятия оканчивались ничтожными следствиями.

On the bookshelvesAll

Konstantin Berlinets

Важное, нужное

Ирина Якупова

Русская классика

Bookmate

9 класс

Алиса Колмогорова

Free

Related booksAll

Related booksAll

Николай Гоголь

Полное собрание сочинений в четырнадцати томах. Том 3. Повести

Николай Гоголь
Ста­ро­свет­ские по­ме­щики

Николай Гоголь

Старосветские помещики

Николай Гоголь

Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

Николай Гоголь

Выбранные места из переписки с друзьями

Николай Гоголь

Утро делового человека

Николай Гоголь

Полное собрание сочинений в четырнадцати томах. Том 1. Ганц Кюхельгартен. Вечера на хуторе близ Диканьки

Николай Гоголь

Рим

On the bookshelvesAll

Важное, нужное

Русская классика

9 класс

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)