Аптекарь, Владимир Орлов
Read

Аптекарь

Второй роман Владимира Орлова «Аптекарь» из авторского сборника мистических романов «Останкинские истории», рассказывает о месте маленького человека в нашем изменчивом непредсказуемом мире.
more
Impression
Add to shelf
Already read
671 printed pages
Современная проза

Related booksAll

Аптекарь, Владимир Орлов
Аптекарь
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Natalia Mirochnik
Natalia Mirochnikshared an impression6 months ago
🚀Unputdownable

danali09270
danali09270shared an impression10 months ago
💤Borrrriiinnng!

Как же. Я. Задолбалась. Читать. Эту. Книгу!!!
В детстве была совершенно очарована Аптекарем, читая его в выпусках Нового мира, выписанного папой. Решила перечитать, чтоб воскресить ощущение волшебства и прояснить некоторые моменты.
Но роман внезапно оказался занудным, скучным и местами совершенно невыносимым - описания чудес и польз, например. Хотя моменты с прогулками по старой Москве, с детством автора по-прежнему чудесны.

Никому не посоветую. Но сама рада, что читала.

QuotesAll

Борода у него росла лопатой и была черная, как неблагодарность
Таксист Тарабанько бросился к окнам, углядел у парадного входа в заведение кремовую машину «Спецмедслужбы», известную также в публике под названием «Алло, мы ищем таланты».
– Из вытрезвителя, – сообщил Тарабанько.
Как человек с воображением, а стало быть, с предрассудками и суевериями, я предпочитал болеть без диагнозов. Так хоть какие-то надежды остались бы…
Мудрее – пребывание в жизни, – сказал Дробный, не глядя на Михаила Никифоровича, – а не знание о ней
Кому из мужчин приятно смотреть на женские слезы. Да еще в компании! Тут все сразу же принимаются изучать потолок и посуду за стеклом серванта – из деликатности и в расчете, что слезы скоро сами собой иссякнут. Не бросаться же за стаканом воды – вовсе не героиня Жорж Санд перед тобой, а современница Светланы Савицкой. Лишь чувство неловкости возникает, как будто нарушаются правила общежития или неизбежный ход эмансипации.
Досадно было, что там он много не сделал, а ведь в колымском автобусе не только шевелил бесчувственными пальцами в ботинках, но и строил добродетельные планы помощи населению, чтоб оно признало аптеку добросовестной и было благодарно ей. Однако ничего не улучшил и не преобразовал. Был честным работником – и только. И это опечалило
На диванах я особенно не валялся, не любил этого занятия, а вот, оставив на столе тетрадь и ручку, часами мог слоняться по комнате из угла в угол, никого не видя и ничего не слыша. Что варилось во мне – было делом исключительно моим. Когда роман жил во мне (или я в нем), то повсюду: на улице ли, на собрании ли каком дремотном, в гостях ли или в том же пивном автомате на улице Королева – я был именно внутри романа, в его жизни и его реальности, в обстоятельствах, приключениях, чувствах его (и моих) людей. Все то, что происходило вокруг меня и со мной, втягивалось в роман, как в черную дыру. И слова,
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)