Read

Аптекарь

«Аптекарь». Одна из вершин в творчестве классика современной литературы Владимира Орлова. Это роман, где неразрывно переплелись мистика и реальность. Где вымысел порой достовернее самой жизни. История о любви, о тайнах природы, о месте человека в нашем изменчивом непредсказуемом мире.
more
Impression
Add to shelf
Already read
672 printed pages
Фантастика и фэнтези

ImpressionsAll

Natalia Mirochnik
Natalia Mirochnikshared an impression2 months ago
🚀Unputdownable

danali09270
danali09270shared an impression6 months ago
💤Borrrriiinnng!

Как же. Я. Задолбалась. Читать. Эту. Книгу!!!
В детстве была совершенно очарована Аптекарем, читая его в выпусках Нового мира, выписанного папой. Решила перечитать, чтоб воскресить ощущение волшебства и прояснить некоторые моменты.
Но роман внезапно оказался занудным, скучным и местами совершенно невыносимым - описания чудес и польз, например. Хотя моменты с прогулками по старой Москве, с детством автора по-прежнему чудесны.

Никому не посоветую. Но сама рада, что читала.

QuotesAll

Борода у него росла лопатой и была черная, как неблагодарность
Таксист Тарабанько бросился к окнам, углядел у парадного входа в заведение кремовую машину «Спецмедслужбы», известную также в публике под названием «Алло, мы ищем таланты».
– Из вытрезвителя, – сообщил Тарабанько.
Как человек с воображением, а стало быть, с предрассудками и суевериями, я предпочитал болеть без диагнозов. Так хоть какие-то надежды остались бы…
Мудрее – пребывание в жизни, – сказал Дробный, не глядя на Михаила Никифоровича, – а не знание о ней
Кому из мужчин приятно смотреть на женские слезы. Да еще в компании! Тут все сразу же принимаются изучать потолок и посуду за стеклом серванта – из деликатности и в расчете, что слезы скоро сами собой иссякнут. Не бросаться же за стаканом воды – вовсе не героиня Жорж Санд перед тобой, а современница Светланы Савицкой. Лишь чувство неловкости возникает, как будто нарушаются правила общежития или неизбежный ход эмансипации.
Досадно было, что там он много не сделал, а ведь в колымском автобусе не только шевелил бесчувственными пальцами в ботинках, но и строил добродетельные планы помощи населению, чтоб оно признало аптеку добросовестной и было благодарно ей. Однако ничего не улучшил и не преобразовал. Был честным работником – и только. И это опечалило
На диванах я особенно не валялся, не любил этого занятия, а вот, оставив на столе тетрадь и ручку, часами мог слоняться по комнате из угла в угол, никого не видя и ничего не слыша. Что варилось во мне – было делом исключительно моим. Когда роман жил во мне (или я в нем), то повсюду: на улице ли, на собрании ли каком дремотном, в гостях ли или в том же пивном автомате на улице Королева – я был именно внутри романа, в его жизни и его реальности, в обстоятельствах, приключениях, чувствах его (и моих) людей. Все то, что происходило вокруг меня и со мной, втягивалось в роман, как в черную дыру. И слова,

On the bookshelvesAll

Alena Burney

Магический Реализм

Arthur Keys

Список литературы №1

Realweb

Kira

Владимир

Орлов, Владимир

Related booksAll

Related booksAll

Владимир Орлов

Шеврикука, или Любовь к привидению

Владимир Орлов

КАМЕРГЕРСКИЙ ПЕРЕУЛОК

Владимир Орлов

Происшествие в Никольском (сборник)

Владимир Орлов

Бубновый валет

Владимир Орлов

Лягушки

Владимир Орлов

Земля имеет форму чемодана

Владимир Орлов

Соленый арбуз

On the bookshelvesAll

Магический Реализм

Список литературы №1

Kira

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)