Read

Родная Речь. Уроки Изящной Словесности

“Читать главные книги русской литературы – как пересматривать заново свою биографию. Жизненный опыт накапливался попутно с чтением и благодаря ему… Мы растем вместе с книгами – они растут в нас. И когда-то настает пора бунта против вложенного еще в детстве отношения к классике”, – написали Петр Вайль и Александр Генис в предисловии к самому первому изданию своей “Родной речи”.
Авторы, эмигрировавшие из СССР, создали на чужбине книгу, которая вскоре стала настоящим, пусть и немного шутливым, памятником советскому школьному учебнику литературы. Мы еще не забыли, как успешно эти учебники навеки отбивали у школьников всякий вкус к чтению, прививая им стойкое отвращение к русской классике. Авторы “Родной речи” и попытались снова пробудить у несчастных чад (и их родителей) интерес к отечественной изящной словесности. Похоже, попытка увенчалась полным успехом. Остроумный и увлекательный “антиучебник” Вайля и Гениса уже много лет помогает выпускникам и абитуриентам сдавать экзамены по русской литературе.
more
Impression
Add to shelf
Already read
229 printed pages
КлассикаОбщество и политика

ImpressionsAll

Что может быть лучше, чем обсудить любимую книгу с умными и знающими людьми, которые подскажут свежий ракурс для взгляда на давно знакомый текст? Чтение Вайля и Гениса похоже на спокойную аргументированную дискуссию о литературе. Не обязательно во всем соглашаться с авторами, но, не соглашаясь, ищешь достойные аргументы. И, конечно, хочется еще раз перечитать классику.

👎

Полное невежество и непонимание русской классики.

Petr Romanov
Petr Romanovshared an impression21 days ago
👍
🎯Worthwhile

Очень понравился труд, и это первая книга о творчестве русских классиков которую я прочитал. Произведения казавшиеся скучными увидел с новых, иногда неожиданных для себя сторон. Всё-таки книга полностью оправдывает своё название - это уроки изящной словесности, причём интересные и пробуждающие любопытство.

Кая Фэйт
Кая Фэйтshared an impressionlast month
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Обязательно читать всем, кто любит классику и перечитывает книги, открытые для себя еще на уроках литературы в школе. Есть параллели с лекциями Быкова, даже образ мыслей у авторов в чем-то схожий. Захотелось сразу найти на полке Тургенева, зачитаться Чеховым, и, наконец, все-таки осилить "войну" Толстого

Mari Illi
Mari Illishared an impression4 months ago
💡Learnt A Lot
😄LOLZ

Для тех, кому школьная программа отбила всякую охоту читать - то, что доктор прописал. Лишена дидактики и сухого академизма.

👍

Прекрасная книга! Очень глубокий анализ в емком и легко воспринимаемом виде. Рекомендовано к прочтению!

victorlyashok27675
victorlyashok27675shared an impressionlast year

Пару лет назад прочитал с удовольствием, но очень быстро забылось. Быковские лекции по литературе намного интереснее, возможно из-за любви автора к неожиданным сравнениям и невероятному фантазированию. А Генис и Вайль ничего нового мне не открыли.

mariaiskus
mariaiskusshared an impression29 days ago
💡Learnt A Lot

Новый подход, новые мысли, хочется перечитать школьную классику и посмотреть на неё с новой стороны!

Егор
Егорshared an impressionlast month
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

💡Learnt A Lot

💤Borrrriiinnng!

🔮Hidden Depths

Annet KU
Annet KU shared an impression6 months ago
💡Learnt A Lot

С первого предложения я поняла-это любовь. Язык чистый и изящный. Остроумный анализ литературных канонических фигур нужно изучать еще в школе, дабы не питаться иллюзиями основанными на советских сухих учебниках.

Ольга
Ольга shared an impression8 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Yulia Shlezinger
Yulia Shlezingershared an impression11 months ago
💡Learnt A Lot

💡Learnt A Lot

Краткая хрестоматия по литературе

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

И вправду книга заставляет перечитать всю школьную программу. Очень интересно, хотя многое спорно.

Alexa Mur
Alexa Murshared an impressionlast year
💞Loved Up

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Тем кто любит читать и рассуждать об этом

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Вайль и Генис как обычно прекрасны,читать их приятно и увлекательно,да еще есть ощущение, что делаешь что-то полезное для собственного развития. Часть выводов логично спорны, но на истину в последней инстанции авторы вроде и не претендуют, хотя верить им очень хочется.

QuotesAll

Самые интересные взрослые того времени занимались любовью, стихами и политикой. Чтобы попасть в общество, Пушкин торопился перемешать эти вещи, видя путь к успеху не столько в правильности пропорций, сколько в густоте замеса.
Мы растем вместе с книгами – они растут в нас.
Все, что весело, – признается легкомысленным и поверхностным. Все, что серьезно, – обязано быть мрачным и скучным. Так ведется в России от Ломоносова до наших дней.
Однако знакомые с детства книги с годами становятся лишь знаками книг, эталонами для других книг. И достают их с полки так же редко, как парижский эталон метра.
Радищев родил декабристов, декабристы – Герцена, тот разбудил Ленина, Ленин – Сталина, Сталин – Хрущева, от которого произошел академик Сахаров.
А Крылов – всегда рядом. Удобный, простой, запоминающийся, однозначный. Снабдивший набором нетленных истин про мартышек и кукушек. Избавивший от хлопот альтернативного мышления, химеры терпимости, разброса плюрализма, утомительной многослойности демократического сознания
не цель, а средство, и более того – инструмент познания жизни: если ты исследуешь какое-то явление, то найди, что в нем смешного, и явление раскроется во всей полноте…
Хорошо написанная история – фундамент литературы. Без Геродота не было бы Эсхила. Благодаря Карамзину появился пуш
Тот, кто решается на такой поступок — перечитать классику без предубеждения — сталкивается не только со старыми авторами, но и с самим собой. Читать главные книги русской литературы — как пересматривать заново свою биографию.
Путешественник, даже такой образованный, как Карамзин, в чужом краю всегда оказывается невеждой. Он поневоле скор на выводы. Его не смущает категоричность скороспелых суждений.
В “Бедной Лизе” она нашла беглый конспект своих тем и героев. Там было все, что ее занимало и занимает до сих пор. Прежде всего – народ. Милая Лиза с ее добродетельной матушкой породила бесконечную череду литературных крестьян. Уже у Карамзина лозунг “правда живет не в дворцах, а хижинах” звал к тому, чтобы учиться у народа здоровому нравственному чувству. Вся русская классика, в той или иной степени, идеализировала мужика. Кажется, что трезвый Чехов (рассказ “В овраге” ему долго не могли простить) был едва ли не единственным, кто устоял перед этой эпидемией
Самую трезвую оценку Радищева дал Пушкин: “Путешествие в Москву”, причина его несчастья и славы, есть очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге”.
История существует у любого народа только тогда, когда о ней написано увлекательно.
По Толстому, нельзя исправить, но можно не вмешиваться, нельзя объяснить, но можно понять, нельзя выразить, но можно назвать.
порядочного человека выделяет не чин, а опала.
Романтическое невежество лучше педантизма. Первое читатели прощают, второе – никогда.
говорили, в литературе важны не благие намерения автора, а его способность увлечь читателя выдумкой.
Становится понятно, что только такие люди и могут вводить войска и комендантский час: “Не умел я остеречься от первых движений раздраженного моего любочестия. Горячность не допустила меня тогда рассудить, что прямо любочестивый человек ревнует к делам, а не к чинам; что чины нередко выпрашиваются, а истинное почтение необходимо заслуживается; что гораздо честнее быть без вины обойдену,
Последний приют – филология. Казалось бы: любовь к слову. И вообще, любовь. Вольный воздух. Ничего принудительного. Множество затей и фантазий. Так и тут: наука. Понаставили цифры (0,1; 0,2; 0,3 и т. д.), понатыкали сноски, снабдили, ради научности, аппаратом непонятных абстракций, сквозь который не продраться (“вермикулит”, “груббер”, “локсодрома”, “парабиоз”, “ультрарапид”), переписали все это заведомо неудобоваримым языком – и вот вам, вместо поэзии, очередная пилорама по изготовлению бесчисленных книг.
читателя, склонного видеть в любимых книгах самую священную национальную собственность. Задеть классика – все равно что оскорбить родину.

On the bookshelvesAll

Издательство Corpus

Новинки издательства Corpus

Вячеслав Суриков

Писатели, которых мы выбираем

Бузин Алексей

Corpus. Non-fiction

Роман Петухов

Саморазвитие

Related booksAll

Related booksAll

Ирина Левонтина

О чем речь

Гастон Доррен

Лингво. Языковой пейзаж Европы

Чарльз Маккей

Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы

Эдвард Резерфорд

Нью-Йорк

Ирина Левонтина

Русский со словарем

Максим Кронгауз

Русский язык на грани нервного срыва

Умберто Эко

О литературе

On the bookshelvesAll

Новинки издательства Corpus

Писатели, которых мы выбираем

Corpus. Non-fiction

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)