Двери восприятия. Рай и ад, Олдос Хаксли
Read

Двери восприятия. Рай и ад

Самые неоднозначные и популярные произведения знаменитого Олдоса Хаксли. Работы, ставшие своеобразным интеллектуальным манифестом для поклонников психоделической культуры бурных шестидесятых. Ими восхищались Карлос Кастанеда и Тимоти Лири, Кен Кизи и Джим Моррисон. Они повлияли на умы сотен тысяч «сердитых молодых людей», искавших новый смысл бытия. Их смысл и суть – поиски идеальных путей расширения сознания.
more
Impression
Add to shelf
Already read
147 printed pages
Фантастика и фэнтезиОбщество и политика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Viktoria Grigoreva
Viktoria Grigorevashared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths

Прочитала «Двери восприятия. Рай и ад» Олдоса Хаксли.
Книга действительно интересная, из тех, что заставляют задуматься, приводят к новому и лучшему пониманию того, как воспринимают, чувствуют и думают другие люди, к пониманию произведений искусства, посредством которых они выражают себя. Определённый опыт «расширения границ восприятия» автора позволяет по - новому взглянуть не только на творчество художников, но и вообще на развитие живописи и архитектуры, с неожиданной стороны посмотреть на происхождение и смысл религиозных обрядов, философию и культуру человечества.

В своё время книгой восхищались Карлос Кастанеда, Кен Кизи и Джим Моррисон. Последнего книга вдохновила назвать свою группу именно The Doors.

О чём книга?

В 1953 году Хаксли согласился поучаствовать в эксперименте, изучающем воздействие мескалина на сознание человека. Этот опыт послужил толчком к написанию этой книги.
Книга начинается с краткого обзора истории открытия и изучения мескалина. Далее, рассуждает о влиянии имеющегося у человека опыта на его восприятие окружающей действительности. Потом переходит к описанию психо-физиологических аспектов воздействия наркотика. По его мнению, поток информации, поступающей в мозг, ограничивается «клапаном», мескалин же помогает открыть его, заставляя мозг воспринимать окружающее во всей полноте своей «таковости», позволяя принявшему его увидеть мир глазами Ван Гога или Вордсворта. Хаксли проводит параллели между изменением восприятия от приёма мескалина и визионерским восприятием, свойственным некоторым художникам и религиозным деятелям. В заключении Хаксли пишет, что мескалин не необходим, но полезен, особенно для интеллектуала, который может стать жертвой слов и символов. Несмотря на важность систематических рассуждений, прямое восприятие, по его мнению, не менее важно.

«Мескалиновый опыт - это то, что католические теологи называли "безвозмездной милостью", не обязательно ведущей к спасению, но могущей потенциально помочь, которую, если она возможна, следует благодарно принимать».

«В обычное время глаз занимает себя такими проблемами, как: Где? - Как далеко? - Как и относительно чего располагается? Под воздействием мескалина подразумеваемые вопрос, на которые отвечает глаз, - иного порядка. Место и расстояние больше не интересны. Разум воспринимает все в понятиях интенсивности существования, глубины значения, отношений внутри взора».

«Видеть себя так, как другие видят нас, - самый благотворный дар. Едва
ли менее важна способность видеть других так, как они сами себя видят. Но
что если эти другие принадлежат к иному виду и населяют коренным образом
чуждую вселенную?
Например, как может человек в здравом уме узнать, каково быть безумным?»

«Внезапно я увидел то, что видел Гуарди и что так часто было выражено в его картинах: оштукатуренную стену с пересекающей ее тенью, голую, но незабываемо прекрасную, пустую, заряженную всем значением и всей загадкой существования. Откровение приблизилось и вновь исчезло за какую-то долю секунды. Автомобиль проехал дальше; время приоткрывало еще одно явление вечной Таковости»

«Определенные лица, тем не менее, по-видимому, рождаются с каким-то встроенным объездом, огибающим этот редуцирующий клапан. У иных людей такие временные объезды достигаются либо спонтанно, либо в результате намеренных "духовных упражнений", либо посредством гипноза, либо посредством наркотиков»

«Если бы двери восприятия были чисты, все предстало бы человеку таким, как оно есть — бесконечным»

Сначала попробовал, потом узнал об этой книге. Еле нашел и прочитал. Не инструкция конечно, а скорее рецензия и анализ. Описания у всех спорные, но примерные моменты одинаковые. Организм же разный. Делиться опытом иногда стыдно, но дело это правильное.

rostik163
rostik163shared an impression2 years ago
👍

Прочитал на одном дыхании, неотрываясь. Очень интересные и оригинальные мысли. И хоть я, так называемый, "честный алкоголик", но мне оказались понятны описанные автором восприятия и ощущения под действием психитропного препарата. Идеи высказаные здесь действительно заставляют задуматься над тем, какие вещи мы считаем допустимыми, а какие нет. Так же приведу некоторые цитаты, чтобы получить хоть какое то представление о книге:

"Если бы двери восприятия были чисты, все предстало бы человеку таким, как оно есть — бесконечным. Уильям Блейк"

"Видеть себя так, как другие видят нас, — самый благотворный дар."

"Внешний мир — это то, где мы просыпаемся каждое утро нашей жизни, место, где волей-неволей мы должны пытаться прожить. Во внутреннем мире нет ни работы, ни монотонности. Мы посещаем его только во сне и размышлениях, и его странность такова, что мы никогда не сможем отыскать одного и того же мира в двух случаях, следующих один за другим."

И это далеко не всё...

💡Learnt A Lot

Yanina Chirkova
Yanina Chirkovashared an impression13 days ago
💡Learnt A Lot

✨☝️

Nastya Kalinina
Nastya Kalininashared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Высказанные в произведении мысли, дают пищу для размышлений и подталкивают к бессознательному анализу своего личного восприятия.

💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Если честно,прочитала бы я эту книгу чуть раньше некоторых событий,произошедших со мной,я бы ниче-е-его не поняла.Однако все,что написано здесь имеет смысл.Восприятие действительности это очень тонкая штука все-таки.

Alexey Strelkov
Alexey Strelkovshared an impression7 months ago
🙈Lost On Me

Artem Gavrishev
Artem Gavrishevshared an impression8 months ago
🙈Lost On Me
🔮Hidden Depths

lin6011
lin6011shared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

QuotesAll

Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию; тщетно. По самой своей природе каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве. Ощущения, чувства, прозрения, капризы – все они личны и никак не передаваемы, если не считать посредства символов и вторых рук. Мы можем собирать информацию об опыте, но не сам опыт. От семьи до нации, каждая группа людей – это общество островных вселенных.
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке.
однажды ярким майским утром я проглотил четыре десятых грамма мескалина, растворенных в половине стакана воды, и сел ожидать результатов
Это было несказанно чудесно, чудесно до такой степени, что почти ужасало. И внезапно у меня возникло ощущение, что я могу понять, каково быть безумным
Если бы двери восприятия были чисты, все предстало бы человеку таким, как оно есть – бесконечным.

Уильям Блейк
То, что остальные из нас видят только под воздействием мескалина, художник обладает врожденной способностью видеть все время.
По самой своей природе, каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве.
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе.
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы — сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию; тщетно. По самой своей природе, каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве.
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию; тщетно. По самой своей природе каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве. Ощущения, чувства, прозрения, капризы – все они личны и никак не передаваемы, если не считать посредства символов и вторых рук. Мы можем собирать информацию об опыте, но не сам опыт. От семьи до нации, каждая группа людей – это общество островных вселенных.
Тем самым он снижает эффективность мозга как инструмента для фокусирования ума на проблемах жизни на поверхности нашей планеты. Подобное снижение того, что можно назвать биологической эффективностью мозга, кажется, позволяет ввести в сознание определенные классы ментальных событий, которые обычно исключаются, поскольку не обладают ценностью для выживания
Если бы двери восприятия были чисты,
все предстало бы человеку таким,
как оно есть – бесконечным.
Уильям Блейк
Складки моих серых фланелевых брюк были заряжены «есть-ностью» даже более, чем стул, хотя, возможно, менее, чем те совершенно сверхъестественные цветы. Чему складки эти были обязаны этим привилегированным статусом, я сказать не могу. Возможно, потому, что складчатые формы драпировки так странны и драматичны, они захватывают взгляд и таким способом привлекают внимание к чудесному факту просто существования?
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию; тщетно. По самой своей природе каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве. Ощущения, чувства, прозрения, капризы – все они личны и никак не передаваемы, если не считать посредства символов и вторых рук. Мы можем собирать информацию об опыте, но не сам опыт. От семьи до нации, каждая группа людей – это общество островных вселенных.
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию: тщетно. По самой своей природе, каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве.
Ощущения, чувства, прозрения, капризы – все они личны и никак не передаваемы, если не считать посредства символов и вторых рук. Мы можем собирать информацию об опыте, но никогда не сам опыт. От семьи до нации, каждая группа людей – это общество островных вселенных.
Большинство островных вселенных достаточно похожи одна на другую, чтобы позволить сконструировать понимание или даже взаимную эмпатию, или «вчувствование». Таким образом, вспоминая собственные горести и унижения, мы можем сочувствовать другим, попадающим в аналогичные ситуации, можем ставить себя на их место (всегда, разумеется, в несколько пиквикианском смысле). Но в определенных случаях коммуникация между вселенными не полна, или ее не существует вовсе. Разум находится на своем месте, а места, населяемые безумными или исключительно одаренными, настолько отличаются от тех мест, где живут обынковенные мужчины и женщины, что есть лишь очень немного или же нет совершенно никакой общей памяти, которая могла бы служить основой для понимания или дружественного чувства, слова произносятся, но не могут просветлить. Вещи и события, к которым относятся символы, принадлежат ко взаимоисключаемым царствам опыта.
Видеть себя так, как другие видят нас, – самый благотворный дар. Едва ли менее важна способность видеть других так, как они сами себя видят. Но что если эти другие принадлежат к иному виду и населяют коренным образом чуждую вселенную?
Например, как может человек в здравом уме узнать, каково быть безумным? Или же, не имея возможности родиться заново провидцем, медиумом или музыкальным гением, как мы можем когда-либо посетить миры, которые для Блейка, для Сведенборга, для Иоганна Себастьяна Баха были родным домом. И как может человек, достигший крайних пределов эктоморфии и церебротонии, поставить себя когда-нибудь на место человека на пределах эндоморфии и висцеротонии, или, если не считать определенных строго очерченных районов, разделить чувства того, кто стоит на пределах мезоморфии и соматотонии? Для ревностного бихейвиориста такие вопросы, я полагаю, лишены всякого смысла.
мы, наконец, были дома, и я вернулся к этому успокаивающему, но глубоко неудовлетворительному состоянию, известному как «нахождение в своем уме».
Если бы двери восприятия были чисты,
все предстало бы человеку таким,
как оно есть – бесконечным.
Уильям Блейк
слова произносятся, но не могут просветлить. Вещи и события, к которым относятся символы, принадлежат ко взаимоисключаемым царствам опыта.
Твердое убеждение в материальной реальности Ада никогда не отвращало средневековых христиан от того, к чему побуждали их амбиции, похоть или алчность. Рак легких, дорожные происшествия и миллионы несчастных и плодящих несчастье алкоголиков – факты, еще более бесспорные, нежели факт существования Инферно во времена Данте. Но все эти факты далеки и несущественны по сравнению с близким, ощущаемым фактом стремления – здесь и сейчас – к освобождению или успокоению, к тому, чтобы выпить и покурить.
Если бы двери восприятия были чисты,
все предстало бы человеку таким,
как оно есть – бесконечным.
Уильям Блейк
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)