Read

Планета шампуня

В романе «Планета шампуня» канадский писатель Дуглас Коупленд воссоздает один год жизни молодого обитателя заштатного американского городка, — год, который вмещает в себя утрату и обретение иллюзий, начало и конец бегства из родного дома, опыт любви и нелюбви, соотнесение себя с миром еще живой и уже погубленной прогрессом природы.
more
Impression
Add to shelf
Already read
288 printed pages

ImpressionsAll

ztmadina
ztmadinashared an impression6 months ago
💤Borrrriiinnng!

QuotesAll

Я вообще люблю гостиницы, потому что в гостиничном номере у тебя нет биографии, никакой истории за спиной – только твоя суть. У тебя такое чувство, будто весь ты сплошь потенциал, и тебя вот-вот всего перепишут заново, будто ты новехонький, чистый лист, 8/4x11 дюймов белой бумаги. Без прошлого.
момент, когда ты острее всего чувствуешь свое одиночество, это тот момент, когда нужнее всего побыть одному
Впервые в жизни я почувствовал, что мне самого себя недостаточно.
Почему ты сдвигаешь креветки в сторону? – удивляется Стефани, взглянув на мою тарелку.
– Я, выражаясь по-компьютерному, сохраняю их в оперативной памяти, буду смаковать, когда покончу с остальным.
– Ха! Знаешь, какой самый верный признак мещанства, Тайлер? Привычка откладывать удовольствие на потом.
Бедность. Брр-рр! Как будто голодный волк воет у меня под дверью и царапает когтями, отдирая планку за планкой, подбираясь ко мне все ближе и ближе.
39
А может, жизнь как глубоководная рыбалка. Утром просыпаемся, забрасываем сеть и, если повезет, к исходу дня вытаскиваем из воды одну – в лучшем случае две – рыбешки. Иногда в сеть попадется морской конек, а иногда акула – или спасательный жилет, или айсберг, или морское чудище. А по ночам во сне мы перебираем наш Дневной Улов – сокровища, добытые в результате длительного, медлительного процесса, и мы едим плоть выловленных рыб; выбрасывая вон косточки и вплетая воспоминания о когда-то блестящей рыбьей чешуе в наши души.
boyd
boydhas quoted3 years ago
Мы сидим на гигантском пне, и Анна-Луиза вынимает розовую пластмассовую гребенку и начинает расчесывать мои слипшиеся, мокрые волосы, которые она собиралась сегодня подстричь. Ножницы она уже вытащила из нейлоновой сумки на поясе и тут же отшвырнула их. Они лежат растопыренные поверх бесчисленных поколений истекающих кровью рыжих древесных колец на том же пне, где сидим и мы с ней, — и мы плачем, потому что деревьев больше нет.
Не нужно со мной говорить.
По моим наблюдениям, единственная черта, достойная восхищения в некоторых людях, напрочь лишенных других достойных восхищения черт, это то, что у них, по крайней мере, нет привычки себя жалеть.

On the bookshelvesAll

Maxim Bindus

Дуглас Коупленд

Вита

Дуглас Коупленд

Игорь Яновский

Дуглас Коупленд

Eduard Vlasenko

New

Related booksAll

Related booksAll

Дуглас Коупленд

Мисс Вайоминг

Дуглас Коупленд
Жизнь по­сле Бога

Дуглас Коупленд

Жизнь после Бога

Дуглас Коупленд

Нормальных семей не бывает

Дуглас Коупленд

Поколение Икс

Дуглас Коупленд

Пока подружка в коме

Дуглас Коупленд

Похитители жвачки

Дуглас Коупленд

Эй, Нострадамус!

On the bookshelvesAll

Дуглас Коупленд

Дуглас Коупленд

Дуглас Коупленд

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)