Ролан Быков

    Ольчаhas quotedlast year
    был один звук, присущий московским снежным зимам, – звук скребущей асфальт лопаты ранним утром. Очень уютный звук.
    Ольчаhas quotedlast year
    Какие же еще радости были у нас на Миуссах?
    А сама жизнь и была радостью.
    Вечерние игры на тихой улице со старыми липами (липы исчезли), пирожное «корзиночка», которое приносила сестра «со стипендии», походы за книгами на улицу Горького в отличную библиотеку районного Дома учителя.
    Ольчаhas quotedlast year
    Одно время в ней размещался музей Арктики, а затем – Морского флота СССР, который я неоднократно посещал по ненастным дням, сочетая полезное с приятным, – распивал спиртные напитки и знакомился с экспозицией – судите сами, читатель, что из этого было приятным, а что полезным.
    Ольчаhas quotedlast year
    На верхней площадке полка всегда было несколько мальчишек моего нежного возраста, русских и татарчат. Более смуглые мальчишки наливались пепельно-багровым цветом, я же, со своей редкой белизны кожей («Пшеничный ты наш», – говорила, бывало, Тоня, сестра бабы Мани), становился цветом – вареный рак, каковым и являюсь по гороскопу.
    Ольчаhas quotedlast year
    Посмотрите на эти карнизы, на линию окон (кое-где еще остались дома, не искалеченные реставрацией) – это не дома, это скульптуры. И скульптор тут – Время. Таким когда-то был старый Арбат. Его выровняли, выгладили, раскрасили веселенькими красками, понатыкали чудовищных фонарей – и он превратился в декорацию Театра юного зрителя города Мухосранска.
    Ольчаhas quotedlast year
    Однажды я пришел к старухам, что пытались отстоять эти дома, на собрание.
    Я сказал им:
    – Старухи! Давайте повесим мемориальную доску: «Здесь в 1914 году Марина Цветаева потеряла невинность с Софьей Парнок».
    Но старухи обиделись и меня больше не звали.
    Ольчаhas quotedlast year
    Несколько поколений в моей стране жили будущим, забыв о прошлом и закрывая глаза на настоящее.
    Как сказал некто, они слишком долго дышали чистым безвременьем и оттого сожгли свои легкие. Нельзя долго вдыхать чистое безвременье, как нельзя дышать чистым кислородом. Это общий ожог – он есть и у меня.
    Ольчаhas quotedlast year
    Аня вздрогнула от впервые увиденного лица – это был лик Христа, картина Доре.
    – Кто он был? – потрясенно спросила она.
    – Чисто русский! – горячо ответила подруга.
    Ольчаhas quotedlast year
    Застенок в виде простенка, крепость заточения, цемент, замешанный на страхе. И тех, кто внутри, и тех, кто снаружи
    Ольчаhas quotedlast year
    Москва в моей любви, в моей крови, в моем естестве, и, может быть, поэтому, когда я первый раз приехал в Нью-Йорк, я сказал: ой, это мой город! Того же ритма.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)