ru

Филип Зимбардо

    Лиля Хакимуллинаhas quoted3 months ago
    Во время Стэнфордского тюремного эксперимента, как вы помните, охранники и сотрудники носили темные очки с зеркальными отражающими стеклами и стандартную униформу военного образца. Из всех исследований можно сделать один важный вывод: любая ситуация, в которой люди чувствуют себя анонимными, когда никто не знает, кто они, или не хочет этого знать, уменьшает ощущение личной ответственности и тем самым создает возможность для злодеяний. Это особенно верно при наличии второго фактора: если ситуация или какой-то авторитет позволяют участвовать в антисоциальных или насильственных действиях против других людей, как в нашей экспериментальной ситуации, люди готовы начать войну. Если же ситуация, напротив, не способствует эгоизму и анонимности, поощряет просоциальное поведение, люди готовы любить друг друга.
    Лиля Хакимуллинаhas quoted3 months ago
    С точки зрения медицины, образования, законодательства, религии и психиатрии — короче говоря, почти всех основных элементов западного общества, человек независим и автономен. Все вместе эти институты создают и поддерживают миф о том, что люди всегда могут управлять своим поведением, действуют на основании свободной воли и рационального выбора и поэтому несут личную ответственность за все свои действия. Если человек не признан недееспособным и при этом поступает неправильно, значит, он осознает, что поступает неправильно и должен быть за это наказан. Считается, что факторы ситуации — всего лишь минимальный набор внешних обстоятельств. Оценивая то или иное поведение, сторонники диспозиционного подхода возлагают ответственность на Личность, не обращая внимания на Ситуацию. На первый взгляд, такие представления поддерживают человеческое достоинство, и здоровому взрослому человеку должно хватать внутренней силы и воли, чтобы противостоять любым искушениям и ситуационным влияниям. Те из нас, кто не согласен с этой концепцией, полагают, что такой взгляд отрицает реальность и недооценивает человеческую уязвимость. Признание человеческой слабости перед лицом самых разных ситуационных сил, о которых мы до сих пор говорили в нашем исследовании, — первый шаг к тому, чтобы научиться сопротивляться нежелательным влияниям и создавать эффективные стратегии противодействия — и для отдельных людей, и для целых сообществ.
    b7767609623has quoted8 months ago
    Какая тюрьма темнее, чем сердце? Какой тюремщик строже, чем ты сам?»
    Аллиhas quoted5 months ago
    Согласно блестящему наблюдению Эриха Фромма, тоталитарные режимы вроде гитлеровского воцаряются там, где народ готов поступиться свободой ради собственной безопасности. Когда свобода начинает вызывать опасения, то передача ее лидеру в обмен на безопасность кажется удачной сделкой. Власть диктатора определяется количеством людей, готовых пожертвовать свободой во имя иллюзии безопасности.
    Аллиhas quoted5 months ago
    Любая репрессивная общественная система обретает власть прежде всего за счет того, что отвращает народ от естественной власти сообщества равноправных граждан. Людей приучают не доверять друг другу, а также хранить верность идеологии, а не живым людям.
    Стасяhas quoted3 months ago
    Я обнаружил, что лучшим средством заставить застенчивых приступить к делу, на которое они сами ни за что бы не решились, является исполнение какой-либо роли. Играя ту или иную роль (например, исследователя застенчивости, берущего интервью), даже глубоко застенчивые люди начинают вести себя иначе. Они как бы отстраняются от самих себя — таких робких, чувствительных, ранимых — и выступают в роли кого-то другого. В этом положении они неуязвимы, поскольку их истинное лицо не подвергается оценке.
    Стасяhas quoted3 months ago
    Как считает доктор Пайнс и другие исследователи, такая особенность израильтян обусловлена их культурой. На протяжении веков евреи подвергались дискриминации, среди какой бы нации они ни оказались. Но, отвергаемые людьми, они укреплялись в вере в богоизбранность своего народа. Эта вера усиливала чувство собственного достоинства, которое не сломить ни насилием, ни отвержением.
    b8267286849has quoted5 months ago
    Наверное, Готорн[4] имел в виду застенчивого человека, когда писал: «Какая тюрьма темнее, чем сердце? Какой тюремщик строже, чем ты сам?»
    Sofff.has quotedlast year
    Это удобный подход – считать, что человек начинает пить из-за ощущения социальной несостоятельности. Однако люди чаще всего не расценивают свои ощущения как застенчивость. В ходу гораздо более серьезное понятие: страх перед людьми. Человек боится предпринять какие-либо шаги, так как может быть отвергнут. И он начинает пить, чтобы расслабиться»
    Sofff.has quotedlast year
    Застенчивый алкоголик остро нуждается в признании, в чувстве общности со своим социальным кругом.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)