Геннадий Прашкевич

Геннадий Прашкевич как писатель-фантаст дебютировал в 1957 году, опубликовав рассказ «Остров Туманов». Сегодня он один из самых плодовитых авторов, работающий в жанре научной фантастики. Он успешно пробует себя в самых разных её направлениях: детективная фантастика, социальная фантастика, лирико-философская и сатирическая фантастика. Кроме того, он автор исторических книг и биографических очерков об ученых, российских и советских фантастах, российских поэтах; перевел и издал книгу корейского поэта Ким Цын Сона и антологию болгарской лирики «Поэзия меридиана роз». Его книги выходили в США, Англии, Германии, Польше, Болгарии и в других странах мира.

В 2014 году жюри международного фестиваля фантастики «Аэлита» присудило Геннадию Прашкевичу премию имени Ивана Ефремова (за вклад в развитие и популяризацию фантастики), два года спустя, в 2016 году, – премию имени Виталия Бугрова (за выдающуюся библиографическую, литературоведческую, критическую и составительскую работу в области фантастики).
years of life: 16 May 1941 present

Books

Quotes

Ekaterina Lukinahas quotedlast year
железом…»
Ну зачем это, брат Игнатий? – хотелось спросить Ивану. – Ну почему сразу железом? Почему скорбию?
«И Он вывел их из тьмы и тени смертной и спас их от бедствий…»
Иван перекрестился.
«От всякой пищи отвращалась душа их, и они приближались ко вратам смерти…»
– Да не гуди, монах, не гуди, – не выдержал наконец Иван, не чувствуя никакой радости в словах брата Игнатия.
– Псалом есть тишина души, псалом есть раздаятель мира, – назидательно, не оборачиваясь, укорил Ивана монах. – «Отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах, видят дела Господа и чудеса Его в пучине… Он речет, и восстает бурный ветер, и высоко поднимает волны его… Восходят до небес, нисходят до бездны; душа их истаевает в бедствии… Они кружатся и шатаются, как пьяные, и вся мудрость их исчезает…»
– Ты скажи, есть ли тут пристань, монах?
Не оборачиваясь, брат Игнатий ткнул кулаком в неширокий, но спокойный, вдруг открывшийся меж бурунов проход. И впрямь увидели: неширокая речка задумчиво выпала с берега в море, мирно струилась по светлому камешнику, не по мяхкой земле. Весь берег здесь был песок и рассыпанный светлый камешник и никакого лесу, никакой особенной травы, – только все камешник, камешник и чистая речная вода, пусть неглубокая, но даже издали столь чистая, что хотелось черпать руками, и рыжие бамбуки, разбегающиеся вдоль подножья горы.
«Кто мудр, тот заметит сие и уразумеет милость Господа…»
– Да не гуди, перестань, монах, – повторил Иван. – Всех птиц распугаешь.
Брат Игнатий не ответил. Он внимательно высматривал пенный путь. Он даже руку поднял, готовясь дать сигнал монстру
алекс симсонhas quotedlast year
Мы связаны не доверием, даже не откровенностью, а всего лишь чувством опасности.
алекс симсонhas quotedlast year
Мы связаны не доверием, даже не откровенностью, а всего лишь чувством опасности. Мы не можем верить друг другу. Верить кому-то — это самому посадить себя на поводок.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)