Ключ от бездны, Илья Масодов
ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Ключ от бездны

Прозу Масодова нельзя назвать «страшной», ибо находится она по ту сторону страха. Она открывает пространства Ритуала, единственно возможного Ритуала — Смерти. Так же, как Смерть не является частью жизни, так и масодовские сочинения не имеют отношения к «литературе» в розановском смысле, к «текущей словесности», о которой пишут благонамеренные критики. Масодов — как сказано на его сайте — «последний советский писатель». Он действительно продолжает советскую прозу. Продолжает серьезно и целеустремленно. Представим себе архетип «советской прозы», особенно, «советской прозы для юношества», — ее романтику заговоров и партизанщины, ее безжалостность к врагам и друзьям, ее фантастической силы пафос окончательной победы неважно чего над чем — и признаемся, что в Масодове этот архетип воплотился идеально. Масодов — стальной писатель; его идеальный читатель — стальной пионер, идущий строем где-то в стальной Валгалле подростковой культуры, чеканя шаг, на ремне — кортик, в руках — бронзовая птица. Советская культура, умерев, застыла в артефакт; Илья Масодов — лучший писатель этой страны Смерти.
Кирилл Кобрин
more
Impression
Add to shelf
Already read
139 printed pages

Related booksAll

Ключ от бездны, Илья Масодов
Ключ от бездны
this book isn’t available at the moment
Want to read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Люблю цветы, - признаётся Жанна. - Наверное, мёртвые любят их значительно сильнее, чем живые, недаром цветами и могилы обкладывают.
воркует Виктория Владимировна, закатывая глаза в потолок, заслоняющий от учеников небо, полное этих вечных космических огней
sa
sahas quotedlast year
потому Люба не хочет видеть их лица, прохожих прошлого, она боится встретить там объяснение смерти или пугающее сходство с собой, какое встречала иногда в предметах неживых и преданных тлению, а сходство может ведь означать тайное родство, да, может, она кровью своей связана с ними, заживо
Люба отмахивается от детей, она волнуется и дрожит, как однолетнее растение в золотом октябрьском лесу, которому постепенно открывается пышная, незнакомая красота наступающего небытия.

Related booksAll

Черти, Илья Масодов
Илья Масодов
Черти
Тепло твоих рук, Илья Масодов
Илья Масодов
Тепло твоих рук
Мрак твоих глаз, Илья Масодов
Илья Масодов
Мрак твоих глаз
Илья Масодов
Ско­пище
Илья Масодов
Скопище
Илья Масодов
Учи­тель Пи­рож­ни­ков
Против света, Кеннет Грант
Кеннет Грант
Против света
Пуговка, Андрей Башаримов
Андрей Башаримов
Пуговка
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)