ru
Мераб Мамардашвили

Очерк современной европейской философии

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Лекции о современной европейской философии были прочитаны Мерабом Константиновичем Мамардашвили студентам ВГИКа в 1978–1979 гг. В доходчивой, увлекатель­ной манере автор разбирает основные течения философской мысли двадцатого столетия, уделяя внимание работам Фрейда, Гуссерля, Хайдеггера, Сартра, Витгенштейна и других великих преобразователей принципов мышления. Настоящее издание является наиболее выверенным на сегодняшний день и рассчитано на самый широкий круг читателей, интересующихся актуальными вопросами культуры.
This book is currently unavailable
740 printed pages

Impressions

    Tetiana Zbltnashared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

    Телеграм канал: readeress.

    Я когда узнаю что-то новое, через пару дней мне становится совершенно невозможно рассказывать об этом, потому что информация кажется максимально самоочевидной (также так сказывает умничаньефобия). Это как с феноменологическим трансцедентным облаком сущностей - самотождественные аксиоматичные штуки, которые не нуждаются в пояснении и о них даже немножко стыдно упоминать.

    К слову, про облако сущностей - это был не симптом моего интеллектуального фимоза, а подводочка к рассказу об "Очерках современной философии", посредством которых господин Мамардашвили пояснил мне за феноменологию, а также ницшеанство, экзистенциализм, психоанализ и немножко всякого прочего.

    И проблема в том, что мне очень хочется как то сформулировать свои впечатления так, чтобы выразить недовольство, при этом не обесценив книгу; потому что книга то по большей части заслуживает вашего внимания, а недовольство связано скорее с субъективными ожиданиям.

    Вот в чем тут дело: Мамардашвили очень степенно и внятно разжевывает в книге подход к метафизической проблематике со стороны философов после Ницше. Он прям обильно наворачивает понятные (бытовые?) ассоциации на каждую проблему и как бы снижает уровень абстракции до обывательского понимания. Это позволяет читателю составить схематичную, но адекватную карту философский понятий, привязывая их к ассоциациям: мы структурируем, как разные школы разрабатывали вопросы "бытия", "истины", "вещи", "индивида", "сущего" и всякого прочего через призму отсутствия трансцедентальной сущности (бога).
    То есть вот: существовала себе классическая философия с условной античности, пока Ницше не решил, что Бог умер. А последователи уже начали на базе его наработок пытаться переосмыслить проблематику классической философии так, чтобы вместить ее в безбожный мир и немножко припудрить актуальностью и контекстностью.

    И все шло очень хорошо, очень доступно, очень связно вплоть до психоанализа.
    Психоанализ с тем самым бессознательным пройден, и тут начинается какая-то каша. Герменевтика, позитивизм, философия жизни, структурализм - все очень поверхностно, вперемешку, с вырваными кусками текста (проблема записей лекций, а не автора). И создается ощущение, что там, где нужно было рассказывать о постмодерне, о проблемах языка, Мамардашвили просто стало неинтересно. Его предметом, судя по другим работам, является метафизика; и там где нужно было уделять внимание другим вещам - он отделывается общими местами, теоретическими концептами и очень приблизительным обзором.
    У него прямо становится ?раздражительный? слог, он перестает подробно пояснять контекст и ассоциативные привязки, вообще не говорит о французах: Моссе, Барте, Делезе, Бордийяре и прочих. И все бы ничего, если бы то, что он опускает и обсуждает мимоходом не было причиной моего интереса к книге.

    Но я все еще не могу жаловаться, потому что работа очень фундаментальная в плане просветительского влияния. Я литерали не знала НИЧЕГО о феноменологии, а мои представления о Ницше, экзистенциализме и Фрейде были попкультурно искаженными. Не то, чтобы я теперь могла теперь претендовать на некую компетентность в этих вопросах, но я совершенно точно насамообразовывала себе десяток пунктов к общей эрудированности.
    Во всяком случае я смогла помянуть Ницше всуе раз стопятьдесят с того момента, как закрыла книгу. Так что не советую вам читать, если не умеет вовремя заткнуться, чтобы в итоге не выглядеть нудным снобом.

    Masha Glazkovashared an impression5 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot

    По мне, лучшая книга по философии :) ну, может, после Юнга

    Ksyusha Novikovashared an impression5 months ago
    👍Worth reading

Quotes

    Masha Glazkovahas quoted4 years ago
    Скажем, текст Канта понятен, если преодолеть трудности своего собственного слабоумия, обычного для всякого читателя произведений Канта. Есть некоторые философы, чтение которых вызывает ложную мысль читателя, что читатель — явный кретин.
    Masha Glazkovahas quoted3 years ago
    То же самое, что я сказал: человек есть усилие быть человеком.
    Masha Glazkovahas quoted4 years ago
    Есть некоторые философы, чтение которых вызывает ложную мысль читателя, что читатель — явный кретин. Тексты Канта относятся к этой разновидности, но, преодолев трудности своего слабоумия, мы все же понимаем текст, потому что он есть описание, пускай сложное, некоторого объекта, предмета мысли, который содержится в самом тек­сте.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)