ru
Books
Анатолий Рыков

Политика авангарда

Книга посвящена искусству авангарда ХIХ–ХХ веков на Западе и в России. Теоретические тексты и художественные практики авангарда рассматриваются в их интенсивном взаимодействии с политическими идеологиями и движениями рубежа веков. На конкретных примерах модернистской теории и практики автор выстраивает единое поле интерпретации искусства от Эдуарда Мане до Джексона Поллока, прослеживая сложную взаимозависимость искусства и политики начиная с эпохи Великой французской революции и вплоть до тоталитарных режимов и американской демократии середины ХХ столетия. А.В. Рыков — теоретик и историк искусства, доктор философских наук, кандидат искусствоведения, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.
221 printed pages

Impressions

    👍
    👎
    💧
    🐼
    💤
    💩
    💀
    🙈
    🔮
    💡
    🎯
    💞
    🌴
    🚀
    😄

    How did you like the book?

    Sign in or Register

Quotes

    Екатерина Сванидзеhas quoted24 days ago
    Знаменитый манифест концептуального искусства — статья Джозефа Кошута «Искусство после философии» (1969), в котором критике формализма Гринберга принадлежит центральное место, в действительности скорее следует логике гринберговской теории, нежели создает новую теоретическую парадигму. Теоретики минимализма (Роберт Моррис, Дональд Джадд) в своих парадоксальных текстах также во многом повторяли Гринберга, последовательно доводя до абсурда отдельные положения его работ. Так, в «Специфических объектах» (1965) — ключевом тексте минималистской теории искусства — Дональд Джадд вторит американскому критику, указывая, что живописное полотно есть прежде всего плоский, прикрепленный к стене прямоугольник и, следовательно, само по себе является формой. Композиция картины, всё находящееся внутри этого прямоугольника должно соответствовать этой изначальной форме, во многом детерминирующей художественные особенности картины. В произведениях Поллока, Ротко, Стилла и Ньюмена (любимых художников Гринберга), отмечает Джадд, именно это и происходит: всеми способами акцентируются прямоугольные очертания картины, живописная форма упрощается, приводится к этому «общему знаменателю». Искусство достигает беспрецедентного внутреннего единства, но этого недостаточно.
    Екатерина Сванидзеhas quoted24 days ago
    Особый интерес представляет статья «После абстрактного экспрессионизма» (1962) [296]. Именно в данной работе Гринберг вплотную подходит к концептуализму. Конечно, не отдельные высказывания американского критика о примате концепции над исполнением, а сама логика его теоретических работ вела к концептуализму, ведь целью последнего как раз и было исследование живописи как вида искусства, ее средств выражения, материальных основ. Сравнение работ Гринберга с главным манифестом американского концептуализма — статьей Джозефа Кошута «Искусство после философии» — показывает, сколь многим обязан концептуализм концепции «критического» модернизма Гринберга.
    Екатерина Сванидзеhas quoted24 days ago
    Задолго до Краусс и Буа категорию горизонтальности в искусстве исследовал американский теоретик искусства Лео Стейнберг. Все три измерения «классического» или «ренессансного» пространства линейной перспективы, по его мнению, подчиняются одной аксиоме, пережившей самые радикальные стилистические изменения в западном искусстве, включая кубизм и абстракционизм. Живописный план в западной традиции всегда корреспондирует со стоящей человеческой фигурой. Верх картины соответствует той части пространства, где находится наша, «высоко поднятая» голова; нижний край картины тяготеет к нашим ступням. Это обстоятельство неразрывно связано с тем фактом, что даже коллажи Пикассо отсылают к неким зрительным данным, к когда-то виденному. Картина традиционно обращалась к природному миру и имела дело со зрительными впечатлениями, полученными стоящим человеком. Вертикальность, таким образом, оставалась неотъемлемой чертой западной живописи от Ренессанса до Ротко и де Кунинга. Не являются исключениями здесь и разбрызгивающие или заливающие краску Поллок и Луис. Поллок действительно располагал свои хосты на полу, но это было лишь первой стадией работы над картиной. Затем художник приводил картину в вертикальное положение и только тогда завершал ее. Поллок, полагает Стейнберг, все еще воспринимал картину как мир, противостоящий собственному телу (здесь у Стейнберга отчетливо заявляет о себе отход не только от гештальтпсихологии, но и от феноменологии, что было довольно радикальным жестом для конца 1960-х — начала 1970-х гг. — времени написания рассматриваемого нами текста). В этом смысле Поллок остается художником природы, и не случайно, что его «живопись действия» напоминает заросли или вызывает какие-либо иные природные ассоциации.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)