Роберт Рождественский
Стихи
ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Стихи

Impression
Add to shelf
Already read
168 printed pages

Related booksAll

Роберт Рождественский
Стихи
Стихи
this book isn’t available at the moment
Want to read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Если вы есть — будьте первыми,
Первыми, кем бы вы ни были.
Из песен — лучшими песнями,
Из книг — настоящими книгами.
Первыми будьте и только!
Пенными, как моря.
Лучше второго художника
Первый маляр.
Спросят вас оробело:
«Кто же тогда останется,
Если все будут первыми,
Кто пойдёт в замыкающих?»
А вы трусливых не слушайте,
Вы их сдуйте как пену,
Если вы есть — будьте лучшими,
Если вы есть — будьте первыми!
Если вы есть — попробуйте
Горечь зелёных побегов,
Примериваясь, потрогайте
Великую ношу первых.
Как самое неизбежное
Взвалите её на плечи.
Если вы есть — будьте первыми,
Первым труднее и легче!
И мне до тебя, где бы ты ни была,
дотронуться сердцем нетрудно.
Опять нас любовь за собой позвала.
Мы — нежность,
Мы — нежность.
Мы — вечная нежность друг друга.
Всё впереди!
Всё впереди,
кроме задницы…»
Стихотворения
" Для человека национальность — "
Для человека национальность —
и не заслуга,
и не вина.
Если в стране
утверждают иначе,
значит,
несчастна эта страна!
Я к тебе приду на помощь, — только позови,
просто позови,
тихо позови.
Пусть с тобой всё время будет свет моей любви,
зов моей любви,
боль моей любви!
Ожидание (монолог женщины)
Для разговора глухонемых
нужен свет.
Если вы есть — будьте первыми,
Первыми, кем бы вы ни были.
Из песен — лучшими песнями,
Из книг — настоящими книгами.

Первыми будьте и только!
Пенными, как моря.
Лучше второго художника
Первый маляр.

Спросят вас оробело:
«Кто же тогда останется,
Если все будут первыми,
Кто пойдёт в замыкающих?»

А вы трусливых не слушайте,
Вы их сдуйте как пену,
Если вы есть — будьте лучшими,
Если вы есть — будьте первыми!

Если вы есть — попробуйте
Горечь зелёных побегов,
Примериваясь, потрогайте
Великую ношу первых.

Как самое неизбежное
Взвалите её на плечи.
Если вы есть — будьте первыми,
Первым труднее и легче!
Мне по — прежнему верится,
Что, если останется жить земля, —
Высшим достоинством Человечества
Станут когда — нибудь учителя!
А ты полюбишь
А ты полюбишь,
ты полюбишь.
А ты прольёшься,
как заря.
И сердце — надвое — разрубишь…
А он тебе не скажет:
зря!..
А ты поверишь,
ты поверишь.
Начнёшь
выклянчивать слова.
Ты никогда не овдовеешь…
И всё же будешь —
как вдова.
А ты устанешь,
ты устанешь
смотреть в густеющую тьму.
В квартире мебель переставишь…
А он не спросит:
почему?..
А ты привыкнешь,
ты привыкнешь.
И будет ночь белым-бела.
И ты одна из дома выйдешь…
А он не спросит:
где была?..
А ты обманешь
Теперь он богом был!
И был он чёртом!
А это значит:
был
самим собой.
Теперь он богом был!
И был он чёртом!
А это значит:
был
самим собой.
Отлив
Как будто бы обидевшись на берег,
от берега
отходит
океан.
Отлив…
Песок прочнеет и грубеет.
И выплывают, словно на экран,
в остатках пены —
банка из под сока,
обрывок сети,
скользкая доска,
стеклянный шар,
раскосая красотка
на потемневшей крышке сундучка.
Монета, —
будто чьё-то подаянье.
Пластмассовый индеец на арбе…
Постой!
И это
было
в океане?!
Всё это
океан
носил в себе?!
И выкинул?
И вспоминать не хочет?
И задавать вопросов не велит?…
Ага-а-а!
Попался старый барахольщик!
Великий?
Ты не так уж и велик!
Во мне ведь тоже — всякое.
Любое.
Про что у нас воспитанно молчат.
Теперь сравниться я могу с тобою!
Хоть в слабости.
Хоть в этих мелочах.
Хоть в чём-нибудь.
Хоть в самом окаянном!..
Я вдруг переиначил
жизнь
свою.
Уже судьёй
стою над океаном.
Красиво и рассеяно стою.
Мне хорошо.
Я — в гневе.
Я караю.
Я —
как всесильный бог —
нетерпелив…
Что океану!
Океан —
бескраен.
Он занят.
Начинается
прилив…
Реки движутся
в каменных шорах,
дни уходят в небытиё…
Крик
устал.
Да здравствует
шёпот
двух людей:
его
и её.
…Вы знаете,
Мне по — прежнему верится,
Что, если останется жить земля, —
Высшим достоинством Человечества
Станут когда — нибудь учителя!
Не на словах, а по вещей традиции,
Которая завтрашней жизни под стать,
Учителем надо будет родиться.
И только после этого стать!
Эхо любви
Покроется небо пылинками звёзд,
и выгнутся ветки упруго.
Тебя я услышу за тысячу вёрст.
Мы — эхо,
Мы — эхо.
Мы — долгое эхо друг друга.
И мне до тебя, где бы ты ни была,
дотронуться сердцем нетрудно.
Опять нас любовь за собой позвала.
Мы — нежность,
Мы — нежность.
Мы — вечная нежность друг друга.
И даже в краю наползающей тьмы,
за гранью смертельного круга,
я знаю с тобой не расстанемся мы.
Мы — память,
Мы — память.
Мы — звёздная память друг друга.
Для человека национальность —
и не заслуга,
и не вина.
Если в стране
утверждают иначе,
значит,
несчастна эта страна!
?
Любовь настала
Как много лет во мне любовь спала.
Мне это слово ни о чём не говорило.
Любовь таилась в глу
" Приходить к тебе, "
?
" Я жизнь люблю "
Я жизнь люблю
безбожно!
Хоть знаю наперёд,
что
рано или поздно
настанет
мой черёд.
Я упаду
на камни
и, уходя
во тьму,
усталыми руками
землю

Related booksAll

Роберт Рождественский
До тво­его при­хода
Роберт Рождественский
До твоего прихода
Мы совпали с тобой (сборник), Роберт Рождественский
Роберт Рождественский
Мы совпали с тобой (сборник)
Роберт Рождественский
Это время
Роберт Рождественский
Это время
Стихи. Часть 4, Иосиф Бродский
Иосиф Бродский
Стихи. Часть 4
Все стихи, Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко
Все стихи
Дробится рваный цоколь монумента, Александр Твардовский
Александр Твардовский
Дробится рваный цоколь монумента
Anno Domini (книга стихов), Анна Ахматова
Анна Ахматова
Anno Domini (книга стихов)
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)