Екатерина Соболь

Земля забытых. Дарители. Книга 4

    Анастасия Романоваhas quoted3 years ago
    «Дипломатия, – было написано в книжке из королевской библиотеки, – это искусство говорить людям то, что они хотят услышать, чтобы получить то, что ты хочешь».
    yuliettkahas quoted5 months ago
    Любить кого-то – это сделать так, чтобы ему было хорошо, даже если от этого будет плохо тебе
    Ritahas quoted7 months ago
    со страху люди способны наделать куда больше глупостей, чем от храбрости
    Алёнаhas quotedlast year
    Хороших вещей никогда не должно быть в избытке, – звенящим голосом сказал Перси. – Лучшее умение – это верно распоряжаться тем, что ограничено. Можно сойти с ума, если всегда получать все, что хочешь.
    Алёнаhas quotedlast year
    Правда причиняет боль, и, чтобы решиться увидеть ее, нужно больше смелости, чем для победы над врагами.
    Алёнаhas quotedlast year
    Освальд был совершенно спокоен, и вот это окончательно убедило Генри в том, что его отец стал главным злодеем в истории королевства не потому, что часто ошибался, а потому, что другие люди не имеют для него значения. Ничто не имеет значения, кроме его желаний.
    Алёнаhas quotedlast year
    Эти две вещи Генри уже давно выучил: во-первых, в панике люди всегда рады послушать того, кто дает четкие указания, во-вторых, этим человеком лучше стать самому, а то другого можно и не дождаться.
    Алёнаhas quotedlast year
    Это была просто фантазия, просто мечта, и то, что испорчено, она не исправит, но ему почему-то стало легче: как будто он, взрослый, своим приходом защитил ребенка, которым когда-то был.
    Алёнаhas quotedlast year
    Если отец чему-то и научил Генри за последние сутки, так это тому, что желания действуют на людей сильнее, чем страх и угрозы.
    Алёнаhas quotedlast year
    но решения для того и нужны, чтобы принимать их и не оглядываться на упущенные возможности.
    Алёнаhas quotedlast year
    Генри сжал землю в кулаках. У него не осталось ни друзей, ни семьи, – ничего, кроме дара, который не подчинялся ему.

    Ничего, кроме дара.

    Генри открыл глаза. Серые комья земли были прямо перед ним, и он долго смотрел на них, пытаясь поймать какую-то слабую, ускользающую мысль. Ничего, кроме дара. Почему это важно? Генри медленно вздохнул и сел, глядя в небо. Он мог сколько угодно повторять себе, что сияющий Барс был плодом его воображения, но даже сейчас, в безнадежности и тишине, он знал, что это не так. Древние мудрецы верили в то, что нельзя увидеть глазами, верили в невидимые мосты и веревки, в золотые нити между людьми, в судьбу и в то, что в волшебном королевстве тебя всегда кто-то слышит. И Генри знал, что Барс где-то здесь, потому что без этого все его приключения не имели смысла. Он не хочет показываться, но он слышит.

    – Я принц этой земли, – хрипло сказал Генри, глядя наверх. – Я Роберт Олден, брат своего брата и сын своего отца. А еще я сын Освальда. Я охотник, и разрушитель, и наследник Сиварда, который ждал меня у своей могилы триста лет. Я нашел Сердце, я нашел корону, я победил лютую тварь. Я верю в тебя, но этого мало. Я верю в себя. Ты не дашь ответ на мой вопрос, но я и сам его знаю. В том-то и дело: я должен решить все сам. Ты белый король, я белый ферзь. Король слаб, но без него игра заканчивается. Я знаю это, потому что мне рассказывал про шахматы мой дед, отец моей матери. Я даже не знаю, что с ним случилось, но я помню его. Я помню.

    Он вытер лицо и снял перчатки.

    – Вернись, – сказал он, глядя на свои руки. Месяц назад ему показалось бы сумасшествием беседовать с теми, кого не видно, с Барсом или с огнем, но все, что он узнал о жизни, говорило: не все собеседники должны быть из плоти и крови. – Ты – часть меня, и я от тебя не откажусь. Ты хотел меня проучить, показать, что можешь не подчиняться, и я усвоил урок. – Огонь шевельнулся в груди, как теплое пушистое животное. – Больше никаких разговоров о том, что я хочу от тебя избавиться. Никогда. Я не могу стать Робертом Олденом, каким он был бы без дара, пора это признать. Но я не могу быть твоим покладистым рабом, и ты это знаешь. Если ты хотел получить тупого разрушителя, который будет убивать, пока его не прикончат, жди до следующего раза. Но я принимаю тебя, и, кажется, я даже немного тебя люблю.
    Алёнаhas quotedlast year
    Он даже не думал, что это такое острое, яркое чувство, – понять, что кто-то гораздо умнее, чем тебе казалось, пусть и каким-то своим, причудливым и непонятным умом.
    Алёнаhas quotedlast year
    «В пути ты обретаешь перемены»?

    – Да! То, что происходит в пути, так же важно, как то, куда ты хочешь попасть!
    Алёнаhas quotedlast year
    Ты полон любви, Генри, – наконец сказал Пал, глядя на него так, будто это не пустая похвала, а важный, тщательно хранимый секрет. – Не потеряй ее. Это твой самый ценный дар. Не огонь – он просто инструмент, помощник. Любовь спасает тебя и всех вокруг тебя. Если ты ее потеряешь, это будет конец.
    b6213301521has quotedlast year
    – Не сомневаюсь, – слабо отозвался Джетт. – Откуда ты его знаешь?
    Охико Акагеhas quotedlast year
    Правда причиняет боль, и, чтобы решиться увидеть ее, нужно больше смелости, чем для победы над врагами.
    Охико Акагеhas quotedlast year
    самая большая храбрость нужна, чтобы видеть правду
    Лера Корловhas quotedlast year
    Смерть – не наказание. Наказание – это знать, что ты был близко к победе и проиграл.
    Лера Корловhas quotedlast year
    Что может быть лучше, чем исправлять непоправимое?
    Лера Корловhas quotedlast year
    Дипломатия, – было написано в книжке из королевской библиотеки, – это искусство говорить людям то, что они хотят услышать, чтобы получить то, что ты хочешь
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)