Записные книжки, Альбер Камю
Read

Записные книжки

Первую записную книжку Камю завел в середине 30-х годов, когда ему было чуть более двадцати лет. Последние заметки написаны незадолго до гибели. Собранные вместе, эти записи складываются в своеобразную автобиографию, на страницах которой запечатлелись двадцать пять лет жизни Альбера Камю, его литературные труды и дни.
more
Impression
Add to shelf
Already read
134 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Grigorii Guz
Grigorii Guzshared an impressionlast month
👍

Max Garbart
Max Garbartshared an impression3 months ago
👍
💡Learnt A Lot

Stas Kaliendo
Stas Kaliendoshared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths

Yana  Semour
Yana Semourshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🌴Beach Bag Book

QuotesAll

В молодости я требовал от людей больше, чем они могли дать: постоянства в дружбе, верности в чувствах. Теперь я научился требовать от них меньше, чем они могут дать: быть рядом и молчать. И на их чувства, на их дружбу, на их благородные поступки я смотрю как на настоящее чудо – как на дар Божий.
Философия, погруженная в смыслы, рискует проглядеть жизнь.
Остается выбрать наиболее эстетичное самоубийство: женитьба + 40-часовая рабочая неделя или револьвер.
Остается выбрать наиболее эстетичное самоубийство: женитьба + 40-часовая рабочая неделя или револьвер.
У Ницше тоже бывали приступы тоски. Но он ничего не хотел просить у неба. Его решение: потребовать от человека того, чего нельзя потребовать у Бога; это сверхчеловек. Странно, что в отместку за такое самомнение его самого не сделали Богом
Мне кажется, что перед лицом этого неба и исходящего от него жаркого света ни отчаяние, ни радость ничего не значат.
В молодости я требовал от людей больше, чем они могли дать: постоянства в дружбе, верности в чувствах. Теперь я научился требовать от них меньше, чем они могут дать: быть рядом и молчать.
Оправдание абсурдного мира может быть только эстетическим
как совмещает она идеал Мадонны с идеалом содомским.
Красота – главная моя забота, так же как и свобода», ибо «свобода есть источник красоты».
В молодости я требовал от людей больше, чем они могли дать: постоянства в дружбе, верности в чувствах. Теперь я научился требовать от них меньше, чем они могут дать: быть рядом и молчать. И на их чувства, на их дружбу, на их благородные поступки я смотрю как на настоящее чудо – как на дар Божий.
Всякий раз, когда человек («я») уступает своему тщеславию, всякий раз, когда человек думает и живет, чтобы «казаться», он совершает предательство. Желание «казаться» – это большое несчастье, которое всегда принижало меня перед лицом истины. Нет необходимости открывать душу всем, откроем ее лишь тем, кого мы любим. Ибо в этом случае мы желаем
начало войны похоже на начало мира – ни природа, ни сердце ничего не замечают.
Жить страстями может только тот, кто подчинил их себе.
Кто я и что мне делать – разве что вступить в игру листвы и света.
Остается выбрать наиболее эстетичное самоубийство: женитьба + 40-часовая рабочая неделя или револьвер.
Мысля идеями, считает Камю, можно уразуметь смысл жизни. Но жизнь богаче заключенного в ней смысла.
Что до меня, то если я чувствую, что в моей жизни происходит перелом, то не благодаря тому, что я приобрел, а благодаря тому, что утратил
В молодости я требовал от людей больше, чем они могли дать: постоянства в дружбе, верности в чувствах. Теперь я научился требовать от них меньше, чем они могут дать: быть рядом и молчать. И на их чувства, на их дружбу, на их благородные поступки я смотрю как на настоящее чудо – как на дар Божий.
о жизнь богаче заключенного в ней смысла. Философия, погруженная в смыслы, рискует проглядеть жизнь. Отсюда вывод: «Если хочешь быть философом, пиши романы». Но и роман – тоже философия, только особая. Философия не смысла, а жизни как таковой – философия жизни.

Related booksAll

Изнанка и лицо, Альбер Камю
Альбер Камю
Изнанка и лицо
Первый человек, Альбер Камю
Альбер Камю
Первый человек
Калигула, Альбер Камю
Альбер Камю
Калигула
Альбер Камю
Бра­ко­со­че­та­ние в Ти­паса
Альбер Камю
Между да и нет
Альбер Камю
Между да и нет
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)