Read

Жизнь на Миссисипи

Детство Марка Твена прошло на берегу великой реки Миссисипи, в городке Ганнибале. В двадцатилетнем возрасте он служил лоцманом на пароходах и познакомился в могучей рекой еще ближе — узнал каждую мель, заводь и ориентир на берегу. Любовь к реке сохранилась у будущего писателя на всю жизнь. Книга представляет собой его воспоминания о непростом ремесле лоцманов на Миссисипи и впечателния писателя, уже зрелого человека, от его ностальгического путешествия по реке. «Жизнь на Миссисипи» написана в 1883 году.
more
Impression
Add to shelf
Already read
515 printed pages

ImpressionsAll

Roman Zinzer
Roman Zinzershared an impressionlast month
👍
💡Learnt A Lot

Отлично

Rodion Iurutkin
Rodion Iurutkinshared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

QuotesAll

мы считались народом, состоящим из долготерпеливых, угнетенных, обиженных, глотающих любое оскорбление, добродушных, все терпящих моральных трусов, которые готовы были выносить что угодно, лишь бы обошлось без скандала, лишь бы не стать смешными. Иностранные туристы мягко и учтиво сообщали о нас ужасно неприятную правду, и их слова тут же подтверждались фактами.
уже и глубже. От слияния с Огайо до места, расположенного на полпути к морю, ее ширина в полноводье равняется в среднем одной миле; от этого места до моря ширина ее неуклонно уменьшается: у «Проходов», выше устья, она немного больше полумили. При впадении Огайо глубина Миссисипи равняется восьмидесяти семи футам и, постепенно увеличиваясь, достигает у самого устья ста двадцати девяти футов.
Колебания уровня воды в реке тоже примечательны
Приходилось до поры до времени терпеть такое обращение, но я успокаивал себя мечтами о том, как я стану прославленным и уважаемым лоцманом и у меня будет столько денег, что я смогу убить нескольких помощников и клерков и откупиться за это деньгами.
olal
olalhas quoted5 years ago
Полдюжины крепко спящих пароходов — там, где я привык видеть на целую мплю бодрые и деятельные суда! Как грустно, как тоскливо! Стало понятно, почему в бильярдных больше не царил весельчак и балагур — лоцман. Он отсутствовал потому, что его больше не существовало. Кончилась его профессия, прошло его могущество, его поглотило человеческое стадо, он мелет хлеб на мельнице — незаметный, остриженный Самсон. Полдюжины безжизненных пароходов, целая миля пустых доков, и на пустом, безмолвном берегу только спит, разметавшись, какой-нибудь негр, оглушенный виски,— и это там, где когда-то густая толпа шумела и торговалась напропалую [6]. Здесь в самом деле было запустение.

On the bookshelvesAll

Maxim Bindus

Марк Твен

Paul Sizov

Полка

Related booksAll

Related booksAll

Марк Твен

Соединенные Линчующие Штаты

Марк Твен

Относительно табака

Марк Твен
Ста­рые вре­мена на Мис­си­сипи

Марк Твен

Старые времена на Миссисипи

Марк Твен

Венера Капитолийская

Марк Твен

О парикмахерах

Марк Твен

Моя первая ложь и как я из нее выпутался

Марк Твен

Как я выступал в роли агента по обслуживанию туристов

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)