Синяя кровь, Юрий Буйда
Read

Синяя кровь

Ида Змойро – героиня нового романа Буйды «Синяя кровь» – прекрасный художественный двойник реальной актрисы советского кино сороковых годов прошлого века Валентины Караваевой. Очень быстро ставшая звездой, Караваева столь же быстро сгорает в зените славы. Сталинская премия, стремительный взлет карьеры, приглашения в постановки ведущих европейских театров, брак с английским атташе Джорджем Чапменом – и тут же чудовищная автокатастрофа, навсегда обезобразившая лицо красавицы. Развод, возвращение в Союз, старость в новой, постперестроечной России.
Буйда превращает реальную трагическую судьбу в прекрасную легенду. Сотворенный вокруг Караваевой и ее времени миф завораживает и пленяет. А литературное мастерство, с которым написан роман, вряд ли оставит равнодушными даже самых искушенных ценителей слова.
more
Impression
Add to shelf
Already read
223 printed pages
Современная проза

Related booksAll

Синяя кровь, Юрий Буйда
Синяя кровь
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

elam20467
elam20467shared an impression4 months ago

Много накручено, без особого смысла...

👍
💡Learnt A Lot

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

Многослойный роман в лучших традициях автора. Прочитала за один вечер. В некоторые моменты думала: "что я только что прочитала") однако, все сложилось в единую картинку. Рекомендую.

QuotesAll

лучше один раз запереть вход, чтобы потом всю жизнь не искать выход»
Горячая красная кровь кружит голову, порождает образы и идеи, а иногда доводит до безумия. Синяя же кровь – это мастерство, это выдержка, это расчет, это то, что заставляет художника критически взглянуть на его создание, убрать лишнее и добавить необходимое. Синяя кровь – это Страшный суд художника над собой. Мало научиться писать – надо научиться зачеркивать
надела черное чугунное пальто до пят — у порядочных женщин нет ног
Он хотел быть полезным революции, а его назначили заведовать чудовской жалкой канализацией, где не было никакого восторга, а только пятеро говновозов с ассенизационными бочками.
Мало научиться писать — надо научиться зачеркивать. Вдохновение без мастерства — ничто.
Когда-нибудь мне надоест стирать пыль с рояля в гостиной, кормить птиц и запирать на ночь входную дверь, и во всем этом не будет и тени умысла: никто не придет; потом надоест готовить горячую пищу, раздеваться и умываться; наконец моим временем станет сплошное сорок третье мартобря тысяча девятьсот желтого года
Без мечты – как без коровы: не выжить…
Ты права: зло делает нас сильнее. Оно делает нас сильнее, потому что тяга к злу — это естественная тяга всякого человека. Зло не требует никаких усилий, это добро требует усилий...
Какое это было блаженство — жить безмозглой, бессмысленной жизнью...

Ида уехала из Чудова, где люди согревались теплом, выделявшимся при гниении истории, а вернулась на поле боя.
lbpn
lbpnhas quoted4 years ago
— Это не беспамятство, Алеша, это боль. А боль молчалива. Только так, наверное, и удается выжить.
но кто бы видел жалкую царицу, бегущую босой, в слепых слезах, Грозящих пламени...
Feuer macht frei
Россия такая огромная страна, что будущего в ней всегда больше, чем прошлого
Гитлер — незаконный брат Сталина.
Что ж, Энобарб, нам делать?», и я отвечал ей голосом Домиция Энобарба: «Поразмыслить и умереть
На дождь похожий лепет в вышине,
Такой дремотно-сладкий и бесстрастный
К тому, что там и что так страшно мне...
Синяя же кровь — это выдержка, это расчет, это мастерство, это то, что заставляет художника критически взглянуть на его создание, убрать лишнее и добавить необходимое. Синяя кровь — это то, что дает художнику власть над зрителем или читателем».
Что прабабка Нины Казариновой умерла от стыда после того, как пукнула в гостях.
Yury
Yuryhas quoted5 years ago
По возвращении домой отец поставил дочь на весы, а потом измерил ее рост, сделав перочинным ножом зарубку на дверном косяке. Девочка весила двадцать пять килограммов, а рост ее составил сто двадцать пять сантиметров. Она прожила в этом доме еще сорок сантиметров и двадцать четыре килограмма, прежде чем покинуть Чудов ради Москвы. А спустя десять лет, по возвращении из Москвы в Чудов, она весила шестьдесят два кило при росте сто семьдесят девять сантиметров
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)