Read

Анархизм и другие препятствия для анархии

Impression
Add to shelf
Already read
235 printed pages

QuotesAll

Получается, что окаменение авторитарной интеллектуальной структуры, окружающей анархизм, стимулирует вырождение самого анархизма и одновременно им стимулируется.
Тристан Тцара писал: «Я убежден, что Америка должна ответить за постыдное клеймо нашей эпохи: фетишизацию труда, идиотскую идеологию, основанную на стремлении к материальному прогрессу и презрении к утопии, к поэзии, ко всему, что стремится к усовершенствованию человеческой души… Я должен и буду противостоять этому влиянию… самым насильственным рывком вперед – идеей, и самой творческой работой – бездельем».
К концу 1970-х Боб Блэк обнаружил, что левая философия изначально порочна и противоречит сама себе. Анархисты отрицают государство, социалисты критикуют пороки капитализма. И те, и другие не видят, что источник всех зол не в государстве и не в капитале, государство и капитал суть формы существования зла: иерархии, принуждения, эксплуатации, цензуры. Зло функционально, и его функция – организация труда.
Организованный труд, будь он на государственной фабрике или на частной, невозможен без организации. Иначе говоря – власти. Все остальные формы зла (школа, полиция, церковь, психиатрия) необходимы для адаптации человека к работе. Не будет работы – не будет и эксплуатации.
Тезис этот принадлежал дадаистам. Тристан Тцара писал: «Я убежден, что Америка должна ответить за постыдное клеймо нашей эпохи: фетишизацию труда, идиотскую идеологию, основанную на стремлении к материальному прогрессу и презрении к утопии, к поэзии, ко всему, что стремится к усовершенствованию человеческой души… Я должен и буду противостоять этому влиянию… самым насильственным рывком вперед – идеей, и самой творческой работой – бездельем».
Ситуационизм, перенявший у дада политическую теорию, перенял у дада и правильное отношение к работе. Американские анархо-примитивисты конца 1960-х (Джон Зерзан в первую очередь) снабдили антииндустриальную мысль мощным научным аппаратом, взятым из антропологии. Было доказано, что общество охотников и собирателей было здоровее и свободнее, чем общество, построенное на агрикультуре: свободно от труда, недоедания и эксплуатации и куда счастливее. Боб Блэк собрал эту мозаику в смертельно убедительное полотно.
Концепция нульработы до того проста, что непонятно, почему кто-то все еще работает. Из тысячи американцев девятьсот девяносто девять делают черт знает что. Около пятисот перекладывают с места на место бессмысленные денежные или налоговые бумажки; еще сто следят за тем, чтобы никто этих бумажек мимо места не пронес. Сто человек чинят автомобиль, нужный остальным бессмысленным товарищам для поездок на их вредную и бессмысленную работу. Еще сто называются журналистами и рекламщиками: они врут всем остальным, чтобы никто не догадался, что эти вещи не нужны. Себе тоже врут, разумеется, во избежание когнитивного диссонанса. Еще сотня врут детям и подросткам по причине административного фашизма – это называется школа и институт.
Если отменить деньги, рекламу, масс-медиа, выборы, частный транспорт, школу, сигареты, кока-колу и кучу других очевидно ненужных и вредных вещей, у людей неожиданно окажется масса свободного времени. Это и называется нульработа. Работать не должен никто, потому что западло.
Преподобный Айвен Стэнг сказал однажды: «Возможно, когда-нибудь в будущем историю будут разделять на две части – “до Боба” и “после Боба”». В современной Америке нет мыслителя важнее и влиятельнее, чем Боб Блэк. Лучше всех живут обезьяны бонобо.
Всяческие активисты и организаторы порицают фантастику за «эскапизм», за бегство от дейстительности – тем самым вполне оправдывая ответ Дж.Р.Р. Толкиена: «От какой группы людей вы стали бы ожидать наибольшей озабоченности идеей бегства и наибольшей враждебности к ней? От тюремщиков».
«Если у вас есть одна туша, которой хватит на неделю или на две, то искать другую – трата времени; что же еще делать, кроме как рассказывать байки?» Мерзавцы слишком богаты, чтобы работать. Добрые дикари бесчеловечно лишены возможности накапливать капитал, и что им остается – творить, трепаться, трахаться, танцевать, пировать и петь?»

On the bookshelvesAll

Alisa Taezhnaya

Книги для лучших и худших времён

Alexandra Lavrova

Общество

Игорь Шрайнер

Марксизм. Неомарксизм. Левые идеи. Критика капитализма

Игорь Шрайнер

Анархизм

Related booksAll

Related booksAll

Алексей Боровой

Анархизм

Питер Гелдерлоос

Анархия работает

Алексей Цветков, Андре Горц, Антонио Негри, Борис Кагарлицкий, Джим Кэмпбелл, Исраэль Шамир, Крис Ней, Мумия Абу-Джамал, Стюарт Хоум, Субкоманданте Инсурхенте Маркос, Теодор Качинский, Филипп Дюамель, Франц Фанон, Хьюи Перси Ньютон, Эбби Хоффман

Антология современного анархизма и левого радикализма, Том 2

Петр Рябов
Про­блема лич­но­сти в фи­ло­со­фии клас­си­че­ского анар­хизма

Петр Рябов

Проблема личности в философии классического анархизма

Петр Рябов

Краткая история Анархизма

Питер Гелдерлоос

Как ненасилие защищает государство

Эррико Малатеста
Крат­кая си­стема анар­хизма в де­сяти бе­се­дах

Эррико Малатеста

Краткая система анархизма в десяти беседах

On the bookshelvesAll

Книги для лучших и худших времён

Общество

Марксизм. Неомарксизм. Левые идеи. Критика капитализма

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)