Исайя Берлин

Философия свободы. Европа

    Анастасия Мишинаhas quoted5 years ago
    Хорошо тем, кто подчиняется дисциплине, не задавая вопросов; кто добровольно повинуется приказам духовных или светских лидеров, чье слово — неопровержимый закон; кто собственными методами пришел к ясным, твердым, не допускающим сомнений представлениям о том, что делать и кем быть. Им я могу только сказать, что они — жертвы близорукости, которую сами же и породили не для того, чтобы стать поистине людьми, а для собственного удобства.
    mironastiahas quoted3 months ago
    Знание освобождает нас не тем, что предоставляет больше возможностей, а тем, что предохраняет от разочарований, которыми чреваты попытки совершить невозможное
    mironastiahas quoted3 months ago
    Подлинно свободен, — писал Руссо, — тот, кто желает того, что может сделать, и делает то, чего желает»61.
    mironastiahas quoted3 months ago
    Свобода — это послушание, но, говоря словами Руссо, «послушание закону, который мы сами себе предписываем57, а никакой человек не может поработить сам себя.
    Lenahas quotedlast month
    истина не может быть несовместимой с другой истиной.
    Lenahas quotedlast month
    Только варвары не любопытствуют, откуда они пришли, как стали именно такими, куда идут, хотят ли туда идти, и если хотят, то почему.
    Lenahas quotedlast month
    Если мы пытаемся понять тот полный насилия мир, в котором живем (если мы не пытаемся, мы не вправе надеяться, что сможем разумно действовать в нем и на него)
    Lenahas quotedlast month
    Он совместил ясность британского либерализма с антиутопическими уроками русской истории и с обостренной потребностью в принадлежности, свойственной беженцу.
    Lenahas quotedlast month
    Введенное Берлиным понятие негативной свободы близко ахматовской идее внутренней эмиграции.
    mironastiahas quoted3 months ago
    так будет в том, и только в том, случае, если план верен; если он представляет собой единственно возможную схему, отвечающую требованиям разума
    mironastiahas quoted3 months ago
    Как давным-давно учил Эпикур, знание освобождает, устраняя иррациональные страхи и желания
    mironastiahas quoted3 months ago
    Мыслители этого типа доказывали, что, если моральные и политические проблемы подлинны (а такими те, несомненно, и были), их можно решить
    mironastiahas quoted3 months ago
    В существующих обществах справедливость и равенство — идеалы, которые все еще требуют определенной толики насилия; ведь если преждевременно снять социальный контроль, более сильные, способные и наглые станут угнетать физически и умственно слабых.
    mironastiahas quoted3 months ago
    Старый мир можно разрушить и создать вместо него более совершенные и обеспечивающие свободу социальные устройства только тогда, когда мы сбросим чары этих иллюзий, то есть когда достаточное число людей достигнет такой стадии общественного развития, которая даст возможность понять, что институты — порождение человеческих рук и умов, необходимое в свое время, которые потом ошибочно сочли неумолимыми объективными силами.
    mironastiahas quoted3 months ago
    Для Маркса осознание и есть действие. Я свободен в том, и только в том, случае, если я планирую свою жизнь в соответствии со своей волей; планы влекут за собой правила; правило не угнетает и не порабощает меня, если я сознательно возлагаю его на себя или свободно принимаю, независимо от того, выработано оно мной или другими, и если оно рационально, то есть соответствует порядку вещей
    mironastiahas quoted3 months ago
    Тем, кто верил в свободу как в рациональное самовоспитание, рано или поздно пришлось подумать о том, как приложить это не просто к внутренней жизни человека, но и к его отношениям с другими членами общества. Даже самые большие индивидуалисты среди них — а Руссо, Кант и Фихте, безусловно, начинали как индивидуалисты — в какой-то момент встали перед вопросом: возможна ли разумная жизнь не только индивида, но и общества, а если возможна, то как ее достичь?
    mironastiahas quoted3 months ago
    Спиноза предлагает одни объяснения и лекарства, Гегель — другие, Маркс — третьи. Некоторые из этих теорий могут, по-видимому, в какой то степени дополнить друг друга, какие-то из них несочетаемы, но все они исходят из допущения, что в обществе совершенных и разумных существ жажды господства не будет или она станет неэффективной. Угнетение или влечение к нему — первый симптом того, что проблемы социальной жизни еще не решены
    mironastiahas quoted3 months ago
    Правильно спланированная жизнь совпадет с полной свободой для всех — свободой разумного самонаправления
    mironastiahas quoted3 months ago
    единственный способ достигнуть свободы — использование критического разума, отличающего необходимое от второстепенного и случайного
    mironastiahas quoted3 months ago
    Отделавшись от страха, от любви, от желаний, мы освободим себя от деспотии того, что не можем держать под контролем
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)