Леонид Фишман

Эпоха добродетелей: после советской морали

Устройство российского общества долгое время описывалось отечественными социальными науками с помощью адаптированных западных тео­рий и классификаций. В результате его современное состояние представало как набор архаических феноменов, сплошное «отклонение» от социальной и политической «нормы». Такие описания отвечали исключительно на вопрос: чего в этом обществе нет? Исследование Л. Фишмана — попытка отказаться от такой парадигмы и описать тектонические сдвиги в коллективной морали, произошедшие в России в конце XX — начале XXI века, с более гибких позиций. Автор выдвигает тезис о том, что «злые» институты и практики иногда вырастают из вполне благородных норм и ценностей, а людям может не хватить опыта и предвидения, чтобы вмешаться в этот процесс. Читатель узнает, почему сама внутренняя логика советского общества обрекла его на движение к той точке, в которой оно в итоге оказалось — значительную роль в этом сыг­рала специфическая социалистическая этика добродетели и связанные с ней коллективные практики.
259 printed pages
Publication year
2022
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

    Ighar Tarkhovshared an impressionlast month
    🔮Hidden Depths

    Первая половина книги написана очень тяжёлым языком. Читать под настроение.

    polyaroadshared an impression2 months ago
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

Quotes

    Lenochkahas quoted3 months ago
    многие, чем далее эти времена отстояли, обнаруживают склонность врать как очевидцы, приписывая себе прошлым взгляды и мотивы себя настоящих
    Алексей Бортновhas quoted3 days ago
    Современники Вебера Георг Зиммель и Фердинанд Теннис говорили о безжалостном преобразовании «европейской цивилизации в цивилизацию, основанную на все более безличных отношениях», в которой жизненный горизонт измельчавших людей ограничивается цеплянием за свою маленькую работу и стремлением к большой
    Мария Моцпанhas quoted11 days ago
    национальной идеей дело обстояло не лучше. Показательно, что попытки ее создания регулярно проваливались, а последняя версия в виде «патриотизма» и вовсе откровенно демонстрирует свою пустоту. Действительно, люди, которые декларируют необходимость (желательность?) выработки «национальной идеи», не могут представлять ее иначе, чем то, какой она была в пору позднего СССР, — только лишь формальной рамкой, пустым верхним этажом моральной пирамиды, который по инерции указывал этике добродетели ее место. Они полагают, что, надстроив такой же пустой этаж сегодня, они решат задачу.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)