Избранное, Уильям Блейк
Read

Избранное

Сборник посвящен творчеству английского поэта и художника Уильяма Блейка (1757–1827). Предваряет издание очерк В.Жирмунского «Уильям Блейк». В сборник включены произведения из книги «Поэтические наброски», «Песни невинности» и «Песни опыта», стихи разных лет, из «Пророческих книг», афоризмы.
more
Impression
Add to shelf
Already read
69 printed pages

Related booksAll

Избранное, Уильям Блейк
Избранное
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Добро и зло, согласно учению Блейка, не исключают друг друга, а диалектически взаимосвязаны. «Без противоположностей нет прогресса. Сближение и отталкивание, разум и энергия, любовь и ненависть одинаково необходимы для человеческого существования». Поэтому в «Бракосочетании Неба и Ада» Блейк выступает как апологет ада, защитник «зла» в его взаимосвязи с добром. То, что в религии называется злом, — это «энергия». «Добро пассивно и подчиняется разуму. Зло активно, оно рождается из энергии». «Человек, — пишет Блейк в той же книге, — не имеет души, отдельной от тела». «В энергии — единственная жизнь, и исходит она от тела; разум лишь внешняя поверхность энергии». «В энергии — вечное наслаждение». «Проклятие бодрит, благословение расслабляет». «Тигры гнева мудрее, чем клячи наставлений».
Блейк утверждает, что нет греха в том смы
Тот, кто желает, но не действует, плодит чуму.
Древо яда
В ярость друг меня привел —
Гнев излил я, гнев прошел.
Враг обиду мне нанес —
Я молчал, но гнев мой рос.
Я таил его в тиши
В глубине своей души,
То слезами поливал,
То улыбкой согревал.
Рос он ночью, рос он днем.
Зрело яблочко на нем,
Яда сладкого полно.
Знал мой недруг, чье оно.
Темной ночью в тишине
Он прокрался в сад ко мне
И остался недвижим,
Ядом скованный моим.
Разговор духовного отца с прихожанином
Мой сын, смирению учитесь у овец!..
— Боюсь, что стричь меня вы будете, отец!
Поклоняться Богу — это значит почитать дары его в других людях, в каждом — в соответствии с его гением, и больше всего любить тех, кто самые великие среди людей».
Из «Колыбельной песни»
Сон, сон,
Полог свой
Свей над детской головой.
Пусть нам снится звонкий ключ,
Тихий, тонкий лунный луч.
Легким трепетом бровей
Из пушинок венчик свей.
Обступи, счастливый сон,
Колыбель со всех сторон.
Сон, сон,
В эту ночь
Улетать не думай прочь.
Материнский нежный смех,
Будь нам лучшей из утех.
Тихий вздох и томный стон,
Не тревожьте детский сон.
Пусть улыбок легкий рой
Сторожит ночной покой.
Спи, дитя, спокойным сном.
Целый мир уснул кругом,
т, он выполнил большие циклы иллюстраций к сочинениям английских поэтов XVIII века — «Ночным думам» Юнга и «Могиле» Блейра, иллюстрировал эклоги Вергилия, «Книгу Иова» и «Божественную комедию» Данте
Заблудившийся мальчик
«Где ты, отец мой? Тебя я не вижу.
Трудно быстрей мне идти.
Да говори же со мной, говори же,
Или собьюсь я с пути!»
Долго он звал, но отец был далеко.
Сумрак был страшен и пуст.
Ноги тонули в тине глубокой,
Пар вылетал из уст.
Словом высказать нельзя Всю любовь к любимой. Ветер движется, скользя, Тихий и незримый. Я сказал, я все сказал, Что в душе таилось. Ах, любовь моя в слезах, В страхе удалилась. А мгновение спустя Путник, шедший мимо, Тихо, вкрадчиво, шутя, Завладел любимой.
Длинный Джон Браун и малютка Мэри Бэлл Была в орехе фея у крошки Мэри Бэлл, A y верзилы Джона в печенках черт сидел. Любил малютку Мэри верзила больше всех, И заманила фея дьявола в орех. Вот выпрыгнула фея и спряталась в орех. Смеясь, она сказала: «Любовь — великий грех!» Обиделся на фею в нее влюбленный бес, И вот к верзиле Джону в похлебку он залез. Попал к нему в печенки и начал портить кровь. Верзила ест за семерых, чтобы прогнать любовь, Но тает он, как свечка, худеет с каждым днем С тех пор, как поселился голодный дьявол в нем. — Должно быть, — люди говорят, — в него забрался волк! — Другие дьявола винят, и в этом есть свой толк. А фея пляшет и поет — так дьявол ей смешон. И доплясалась до того, что умер длинный Джон. Тогда плясунья-фея покинула орех. С тех пор малютка Мэри не ведает утех. Ее пустым орехом сам дьявол завладел. И вот с протухшей скорлупой осталась Мэри Бэлл.

Related booksAll

Английская классическая эпиграмма, Джордж Гордон Байрон, Редьярд Киплинг, Томас Мур, Уильям Блейк
Джордж Гордон Байрон, Редьярд Киплинг, Томас Мур, Уильям Блейк
Английская классическая эпиграмма
Джон Китс
По­эмы
Джон Китс
Поэмы
Валерий Брюсов
Опыты по мет­рике и рит­мике, по ев­фо­нии и со­зву­чиям, по стро­фике и фор­мам
Озарения, Артюр Рембо
Артюр Рембо
Озарения
Алистер Кроули
Те­ле­мит­ские тек­сты (Liber XXVIII-CCVII)
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)