История русских медиа 1989–2011, Афиша
Read

История русских медиа 1989–2011

История российских медиафеноменов от «Коммерсанта» до наших дней, рассказанная ее создателями. Книга представляет собой исправленную и значительно дополненную версию материала из журнала «Афиша» от 24 июня 2011 года.
more
Impression
Add to shelf
Already read
327 printed pages
ИсторияОбщество и политика

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Jane Palagina
Jane Palaginashared an impression4 months ago
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
🎯Worthwhile

Это нужно преподавать на кафедрах журналистики по всей стране👍

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot

Немного жаль, что основной упор (процентов 70) в книге делается на девяностых. Но это объяснимо тем, что все основные или интересные медиа именно тогда и были созданы.

Маша
Машаshared an impressionlast year
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

👍
💡Learnt A Lot

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Polya Cherry
Polya Cherryshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Svetlana Bulavskaya
Svetlana Bulavskayashared an impression2 years ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

По волнам моей памяти...

👍
💡Learnt A Lot

Zarina Tsarakova
Zarina Tsarakovashared an impression2 years ago
👍

QuotesAll

Вечен только Стас Михайлов, остальное преходяще
При Брежневе хорошо написанная статья строилась как грузинский тост — издалека долго течет река Волга: о чем бы ни шла речь, начинаем с того, что пресс-папье упало со стола. Это — степенная застойная поэтика.
Я всегда говорил, что худшее, что можно сделать, — это прочитать какую-то аннотацию к синглу из пресс-релиза. Не надо. Расскажите что-то личное — что вы ели, пили, что видели по дороге на работу; люди любят истории или конкретных личностей, ради которых они включаются. Все богатство вашей жизни и должно быть в эфире; эфир и есть жизнь
Это была первая попытка использовать не реальный образ читателя, а то, кем он хотел бы себя видеть.
Название НТВ никак не расшифровывается. Молодые журналисты пишут, что Н означало «независимое». Ни черта это не означало. Просто придумали аббревиатуру, которая на слух звучит благозвучно.
Главный художник Рем Хасиев сейчас делает дизайнерский «Монитор», который продает­ся во всем мире.
После одной публикации мне позвонил ругаться тогдашний министр иностранных дел. Он некоторое время со мной препирался, а потом просто спросил: «Хорошо, с вами явно бесполезно разговаривать. Кому вы подчиняетесь?» И вот я до сих пор помню этот дикий кайф, когда я ответил: «Никому».
При Брежневе хорошо написанная статья строилась как грузинский тост — издалека долго течет река Волга: о чем бы ни шла речь, начинаем с того, что пресс-папье упало со стола. Это — степенная застойная поэтика. Перестройщики ее отвергли, они шли напролом, они брали криком. И писали так, будто им все время давили на мозоль
— Помните свой первый сюжет?
— Это было интервью с Ниной Андреевой (автор статьи «Не могу поступаться принципами». — Прим. ред.), которую до этого никто вообще не видел, но все страшно боялись. Она была символом возможного возвращения старых времен. Мы отправились в Питер. Люби
Есть два способа сбора информации: если информация нужна вам, то вы берете руки в ноги и ходите по городу. Но если кроме вас еще кому-то нужно, чтобы эта информация у вас была, то вам просто нужно заявить о своем существовании.
В августе 1988 года в газете Libération вышла статья о том, что в СССР выключили аппаратуру, глушившую «Голос Америки», RFI, «Свободу» и прочее.
Есть два способа сбора информации: если информация нужна вам, то вы берете руки в ноги и ходите по городу. Но если кроме вас еще кому-то нужно, чтобы эта информация у вас была, то вам просто нужно заявить о своем существовании.
— Когда вы перестали работать в школе?
— До 1998-го я совмещал эти истории постоянно. Я даже в приемной Бориса Ельцина проверял контурные карты по истории у 5-х классов. Нас вызвали к президенту. У меня с собой было 65 контурных карт. Я достаю их прямо в приемной и красным карандашом начинаю водить налево-направо. Мне мои коллеги, которые там сидят, главные редакторы, говорят: «Слушай, давай мы тебе поможем». «Да вы как будто сами в Греко-персидских войнах что-то понимаете». — «Так ты дай нам карты, которые ты уже проверил, на пятерку, а мы по ним будем проверять». Приемному адъютанту говорю: «Красные карандаши есть?» — «Есть». И вот выходит Борис Николаевич, смотрит на это все и говорит: «Это что?!» Пол засыпан картами, и шесть идиотов красными карандашами чего-то там чиркают. Он долго еще на нас подозрительно косился, думал, наверное, что это какая-то провокация.
готовятся к прошедшей войне. И это не лезет, не идет. Этот ключ от другой двери — к дому, который уже рассыпался. А замок в новый дом открывается каким-то другим ключом. И пока нам еще неизвестно — каким. Но совсем недавно мне показалось, что я знаю, где он лежит.
Это было страшнее, но все равно они хотели делать газету про все, а мы — только про бизнес и для бизнес-людей. Наш читатель всегда был больше ботаник, вдумчивый такой, серьезный. «Коммерсант» коробит таких. Игривостью. Несистемностью. А мы не старались ничего объяснять профану. Писали на том языке, на котором разговаривали наши источники. Просто не хотели иметь дела с дураками. Умных много в России на самом деле. «Ведомостям» точно хватило.
Они еще до меня выпустили пилотный номер, и презентацию его проводили в Центре международной торговли. Времена были голодные, а еды там было столько, что столы ломились. Доесть было невозможно, и все кому не лень хавку распихивали по пакетам и везли домой. И вот когда я с сумкой, набитой осетриной и икрой, приехал домой на Речной вокзал, я как-то быстро понял, что на эту работу идти мне все-таки нужно.
«Петлички» технически существовали, но ими никто не пользовался. Как это всегда делали? Ты серьезный человек, корреспондент. У тебя микрофон здоровый, фаллический такой.
Я всегда говорил, что худшее, что можно сделать, — это прочитать какую-то аннотацию к синглу из пресс-релиза. Не надо. Расскажите что-то личное — что вы ели, пили, что видели по дороге на работу; люди любят истории или конкретных личностей, ради которых они включаются. Все богатство вашей жизни и должно быть в эфире; эфир и есть жизнь.
вчерашние культуртрегеры стали пропагандистами, информационный голод сменился тотальным безразличием
— Это была первая попытка использовать не реальный образ читателя, а то, кем он хотел бы себя видеть. Та же история, что и с биржевой колонкой.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)