Тридцать шесть стратагем. Китайские секреты успеха, Древневосточная литература
Read

Тридцать шесть стратагем. Китайские секреты успеха

Эта книга, подготовленная к изданию известным отечественным китаеведом В. В. Малявиным, содержит первый полный перевод на русский язык знаменитого древнекитайского канона «Тридцать шесть стратагем». В ней раскрыты секреты победы над любым противником и в любых обстоятельствах. По-видимому, первоначально трактат имел хождение среди членов тайных обществ старого Китая. Он содержит весь набор классических секретов китайской науки власти, науки одухотворенного бытия, которые могут обеспечить успех, благополучие и в жизни. Мудрость китайских стратагем послужит руководством для любого самого требовательного читателя, даст ключ к познанию тайн фортуны.
more
Impression
Add to shelf
Already read
104 printed pages
Классика

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

древнейшего китайского канона «Книга перемен», поясняющая смысл стратагемы в терминах «Книги перемен»;
Наибольшим авторитетом среди них пользовались трактаты «Сунь-цзы» и «У-цзы».
воспроизводит традиционную структуру канона, которая, в отличие от профанического, общепонятного текста, управляется не логической последовательностью изложения, а именно разрывом в уровнях понимания, самим пределом значений или, говоря языком китайской традиции, той самой «пустотой» в опыте, которая содержит в себе неисчерпаемый потенциал действия и потому, как говорили древние китайские мудрецы, является «корнем десяти тысяч вещей». Профанная наука оперирует «предметами»; интуитивное знание природы вещей, заключенное в каноне, выражается в символическш типах, типовых или стильных формах, в разного рода устойчивых, чеканных формулировках, выражающих, подобно афоризму или пословице, одновременно некую общую истину и уникальное качество бытия.
К числу таких памятников «тайных канонов духа» принадлежит и эта маленькая книжка, впервые издаваемая на русском языке. История ее появления больше похожа на сказку, что, впрочем, и не кажется удивительным, ибо подлинное откровение требует сказки. В 1938 году – в первый год оборонительной войны Китая против японских захватчиков – некто Ю Дэсюань вручил гоминьдановскому чиновнику Чжэн Юаньгую собственноручно переписанный им текст «Тридцати шести стратагем».[1] По словам Ю Дэсюаня, он обнаружил этот маленький трактат в каком-то малоизвестном журнале, издававшемся в его родной провинции Шэньси. Ю Дэсюань с молодости слышал старинную поговорку, гласящую, что «из тридцати шести военных приемов бегство – наилучший». И он, конечно, не мог пройти мимо публикации, в которой разъяснялись и остальные тридцать пять приемов. Вчитавшись в книгу, он обнаружил, что она написана «черным языком», напоминавшим шифрованные записи тайных обществ, и решил не углубляться в ее изучение. Однако два года спустя в одной из книжных лавок городка Биньчжоу в тех же краях он наткнулся на сборник старинных рецептов долголетия, в который к его удивлению был вплетен и знакомый ему текст, именовавшийся «Книга Тридцати шести стратагем». Рукописная копия, в которой недоставало последней страницы, даже сохранила имя переписчика – некоего Ван Бихоя. На сей раз соседство старинных даосских наставлений побудили господина Ю отнестись к таинственному трактату благосклоннее. Он подумал, что в разгар войны с жестоким врагом такая книжечка могла бы сослужить неплохую службу китайской армии. Чжэн Юаньгуй был того же мнения и вскоре выпустил ее первое печатное издание. Это случилось в 1941 году.
Так китайская культура пополнилась еще одним шедевром – анонимным, как и подобает истинному канону. О его происхождении можно только догадываться. Само выражение «тридцать шесть стратагем» впервые упоминается в китайских хрониках уже в V в. и как раз в связи с уже известной нам поговоркой, объявляющей отступление «лучшим из всех тридцати шести военных приемов». В списке, найденном Ю Дэсюанем, встречаются приемы и правила военного искусства, о которых сообщают уже древнейшие книги Китая по искусству войны, в частности, трактат «Сунь-цзы», приписываемый знаменитому полководцу древности Сунь У. Однако же никаких сведений о содержании стратагем в позднейших источниках не сохранилось. В книжке Ю Дэсюаня упоминаются эпизоды, относящиеся к XII–XIII вв. Это дало основание ее китайским издателям предположить, что мы имеем дело с произведением, сложившимся на рубеже династий Мин и Цин, а именно в XVII в.
Оригинальный текст «Тридцати шести стратагем» включает в себя как бы несколько смысловых слоев, каковыми являются:
• тридцать шесть изречений из четырех или, реже, трех иероглифов, представляющих собой названия стратагем;
• краткое разъяснение принципа данной стратагемы;
• цитата из древнейшего китайского канона «Книга перемен», поясняющая смысл стратагемы в терминах «Книги перемен»;
• пространный комментарий к стратагеме, нередко содержащий указания на исторические прецеденты ее применения.
Игра предполагает необыкновенную чувствительность: умение со-пере-живать со всем сущим и одновременно сознавать предельность существования в самом себе. В игре нет никакой идеи, налагаемой на мир. Она требует «жить моментом», неисчерпаемым разнообразием жизненных мгновений и, значит, жить воистину, избегая зависимости от умственных абстракций, от всяких отвлеченных понятий
корнем десяти тысяч вещей
В игре нет никакой идеи, налагаемой на мир
тайна есть самый верный признак истины
«Тот, кто хорошо ведет войну, подобен змее с гор Чаншань: ударишь ее по голове, она бьет хвостом, ударишь по хвосту – она бьет головой; ударишь по центру – она бьет и головой, и хвостом».
Вот резюме слишком древней и потому уже бесхитростной мудрости Китая: чтобы стать господином жизни, нужно просто позволить жизни быть…
Случай – это встреча человека с его судьбой, и мгновение, в которое решается, быть ли победе или поражению…»
Конфуций сказал:
«Честные речи и любезный вид редко сочетаются в людях».
Конфуций сказал:
«Честные речи и любезный вид редко сочетаются в людях».
«Тот, кто говорит красно, редко бывает человечен».
Стратагема первая Обманув государя, переправиться через море Тот, кто старается все предвидеть, теряет бдительность. То, что видишь то дня в день, не вызывает подозрений. Ясный день скрывает лучше, чем темная ночь. Все раскрыть – значит все утаить.
мельчайших ее деталей реальность. Странствуя в этом океане иллюзий, мы можем только играть, но правила этой игры ст
То, что видишь то дня в день, не вызывает подозрений.
Если враг повержен внутри, захватывай его земли.
Если враг повержен вовне, завладей его народом.
Если поражение внутри и снаружи, то забирай все государство.
В пространстве этой метафоры существуют, говоря словами Ницше, только «копии утерянного оригинала», в нем нет ничего кроме иллюзий. Но если нет ничего кроме иллюзии, иллюзия сама становится действительностью.
С врагом все ясно,
А насчет друга нет уверенности.
Используй друга, чтобы убрать врага,
А сам не применяй силы.
Канон есть свидетельство постоянства в изменениях или, другими словами, вечнопреемственности духа – неизбежно сокровенной.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)