QuotesAll
Она смотрела на него, на вертящийся в пальцах мел, словно укоряя существо из прямых линий и холодных углов за вторжение в иной мир, где все линии томно изогнуты в сторону какого-то цветения, которого ему никогда не понять.
У нее в пальцах письмо было ее частью, ее продолжением
Смотрел в окно, в раме которого уходили вдаль стебли прошлогодней кукурузы, дугами нависшие над длинными лужами между рядов.
До того высохшей, до того блеклой казалась она, проходя по улице, что при встречах мальчик с трудом признавал в ней героиню тех вечно неконченных повестей, которые складывались из перешептываний приходивших к его матери дам. Как это у них говорилось? Говорилось так: Ни стыда, ни совести, жить здесь как ни в чем не бывало. Она его не любила. Зачем ей понадобилось за него выходить? Зачем все прочее ей понадобилось? Она его не любила - десять лет как умер, и хоть бы цветочек на могилу. Вот увидите - и у дочки кровь скажется. Говорилось так: Хоть бы цветочек. При встречах на улице он вспоминал то, что говорилось. Высохшая, она была похожа на ту солому и сор, которые памятью давно спавшего половодья невинно ютятся в ветвях пойменных платанов - будто живая отметка былого разлива страстей в городке.
On the bookshelvesAll

smartfiction

Smartfiction. Короткие рассказы по будням

Sergey Petrov

Американская литература XX века

Related booksAll
Related booksAll
Шейла Дилени
Па­вана для мерт­вого принца

Шейла Дилени

Павана для мертвого принца

Пэлем Грэнвил Вудхауз
Ры­цари ма­лень­кой Доры

Пэлем Грэнвил Вудхауз

Рыцари маленькой Доры

Роберт Пенн Уоррен

Место, куда я вернусь

Роберт Пенн Уоррен
Цирк на чер­даке

Роберт Пенн Уоррен

Цирк на чердаке

Роберт Пенн Уоррен
При­зна­ние брата Граймза

Роберт Пенн Уоррен

Признание брата Граймза

Роальд Даль
Сол­дат

Роальд Даль

Солдат

Лео Сцилард
Фонд Марка Гей­бла

Лео Сцилард

Фонд Марка Гейбла

Don’t give a book.
Give a library.