Read

Конец одного романа

В 1944-м, когда немецкие бомбы падали на Лондон, завязался роман между писателем Морисом Бендриксом и женой его приятеля Сарой. Спустя два года они встречаются вновь, и Морис, приложив немало усилий, наконец узнает, кто стал его соперником и кто виноват в конце одной любовной связи…
more
Impression
Add to shelf
Already read
171 printed pages

ImpressionsAll

oxzdobnikova
oxzdobnikovashared an impressionlast month
👍
💞Loved Up

shirnear
shirnearshared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Грэм Грин - гений

QuotesAll

Жалость к себе и ненависть шли рука об руку через сквер, словно два сумасшедших без санитара.
Какая теперь разница?
— Никакой, наверное. Но всегда лучше быть добрым.
В сердце человеческом есть места, которых еще нет, и страдание входит в них, чтобы они обрели жизнь.
Мне удобства и уют неприятны — одинокому легче, когда ему не слишком хорошо.
У повести нет ни начала, ни конца, и мы произвольно выбираем миг, из которого смотрим вперед или назад.
чем любовники провинились? Они не совершили преступления, они не знают за собой вины, они всегда готовы повторить: «Кому я врежу, кроме себя?» – а любовь извиняет все, им так кажется, и мне так казалось в те дни, когда я любил.
Она часто удивляла меня правдивостью. Когда мы любили друг друга, я очень хотел, чтобы она приврала – сказала, что мы никогда не расстанемся, что мы поженимся. Я бы ей не поверил, мне просто хотелось это услышать, может быть – чтобы возразить. Но она не играла, не притворялась, а потом вдруг поражала меня такими нежными, такими щедрыми словами… Помню, я как-то совсем загрустил (она спокойно сказала, что когда-нибудь мы расстанемся непременно) и услышал в несказанной радости: «Я никогда никого так не любила и не полюблю». Конечно, думал я, она сама не знает, что играет в ту же игру.
сказала она, а я подумал, как ловко и легко ведет она любовную связь, и вспомнил про скрипучую ступеньку. Она сказала: «Всегда».
Когда нам плохо, мы завидуем чужому счастью
Теперь я не мог относиться к нему свысока — он поступил в школу страданья, в мою школу, и я впервые подумал о нем, как о равном
В сердце человеческом есть места, которых еще нет, и страдание входит в них, чтобы они обрели жизнь.
Леон Блуа[1]
В сердце человеческом есть места, которых еще нет, и страдание входит в них, чтобы они обрели жизнь.
В сердце человеческом есть места, которых еще нет, и страдание входит в них, чтобы они обрели жизнь.
Леон Блуа
Рассказать о печали гораздо легче, чем рассказать о радости.
Если двое любят друг друга, они друг с другом спят, это — формула, доказанная всем человеческим опытом.
Наше дело очень зависит от того, как мы живем. Можно ходить по магазинам, считать налоги, болтать, а поток подсознания течет, как тек, решая твои проблемы, строя планы. Сядешь к столу пустым-пустой, и вдруг откуда-то берутся слова, выходят из тупика трудные сцены, работа сделана во сне, в магазине, во время беседы
сердце человеческом есть места, которых еще нет, и страдание входит в них, чтобы они обрели жизнь.
Леон Блуа

On the bookshelvesAll

Алла Гладкова

Читать как дышать

Алина Лунёва

Иностранка

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Bookriot

ЛикБез: Зарубежная классика

Related booksAll

Related booksAll

Грэм Грин

Почетный консул

Грэм Грин

Третий

Грэм Грин
На­ем­ный убийца

Грэм Грин

Наемный убийца

Грэм Грин

Наш человек в Гаване

Грэм Грин

Ценой потери

Грэм Грин
Меня со­здала Ан­глия

Грэм Грин

Меня создала Англия

Грэм Грин

Разрушители

On the bookshelvesAll

Читать как дышать

Иностранка

1001 Books You Must Read Before You Die

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)