Quotes from “Волки на парашютах” by Ася Петрова

Маме можно опрокидывать кастрюли, потому что она всё убирает. Точно так же врачам можно убивать людей, потому что они лечат, учителям можно орать во всё горло, потому что они учат, а полицейским можно стрелять, потому что они волнуются о спокойствии людей. В общем, если ты что-то делаешь, то можешь делать и что-то противоположное.
Я много говорил. Или, скорее, болтал. Часто глупо, реже умно и почти всегда откровенно.
проснулся весь потный от страха и сразу побежал в спальню к родителям.
У меня всё внутри похолодело от обиды, какого-то непонятного страха и горечи.
Сердце у меня стучало, а страх неминуемого позора словно сковал горло льдом, и я молчал, покорно готовясь принять любое наказание.
От страха я чуть себя не выдал
От страха я чуть себя не выдал.
Теперь я знал наверняка, что нельзя возвратиться в одно место дважды, потому что и место, и ты сам за время разлуки изменяются. Но я также знал, что счастливое место – это не место, где тебя нет, а место, где ты когда-то был.
Вот, например, ложусь я в кровать после своего дня рождения, довольный и уставший, хочу, разумеется, спать. Между пальцами рук я ощущаю приятную, шелковистую, прохладную наволочку, между ног – ровное, мягкое, пухлое одеяло. Всё хорошо, я начинаю перебирать в голове события, мысли прокручиваются, как колёсики счётов, и вдруг – мне неудобно. Ну, просто неудобно – голова лежит как-то не так, рука согнута не так, и вообще, на боку неудобно. Ну, я переворачиваюсь на спину, а на спине ещё хуже, живот как-то выпирает, дышать трудно. Я снова на бок, потом на другой, на третий… в смысле на первый, кручусь, и мне везде и во всех положениях неудобно. Так я могу провертеться несколько часов, пока не смирюсь и не усну в неудобной позе.
С утра все бегали как угорелые. Взад-вперёд. Мама даже кастрюльку с кашей опрокинула. А папа ей абсолютно ничего не сказал. Маме можно опрокидывать кастрюли, потому что она всё убирает. Точно так же врачам можно убивать людей, потому что они лечат, учителям можно орать во всё горло, потому что они учат, а полицейским можно стрелять, потому что они волнуются о спокойствии людей. В общем, если ты что-то делаешь, то можешь делать и что-то противоположное.
Я хотел назад в летний лагерь, туда, где я был таким счастливым, и туда, куда невозможно было возвратиться. Теперь я знал наверняка, что нельзя возвратиться в одно место дважды, потому что и место, и ты сам за время разлуки изменяются. Но я также знал, что счастливое место – это не место, где тебя нет, а место, где ты когда-то был.
Я не очень понимаю, почему люди хотят видеть друг друга несчастными, но они этого хотят. Фраза «Мне так жаль» почти всегда фальшива, на самом деле, она означает: я так рад, что мне жаль тебя, а не себя.
сожалению, я всегда всё делал с весёлым лицом, и за это меня строго наказывали.
У несчастных людей, или даже скорее – у несчастного выражения лица куча плюсов. Во-первых, грустный человек всегда выглядит умнее весёлого. Не то чтобы весёлый выглядел совсем глупым, но в грустности есть какая-то значительность. Во-вторых, грустным все сочувствуют. Наша учительница, например, куда как охотнее ставит двойки весельчакам вроде меня
однажды сказал маме, что, по моему мнению, я скорее умру от противного холодного творога по утрам, но творожная смерть её не особенно беспокоит. Кажется, она считает, что если я умру от творога, то это ничего. А вот от крекеров – плохо.
Правда, мой друг Паша назвал свою собаку Лосось, а это даже хуже Мэри
Честно говоря, я никогда не понимал, почему родителям обязательно надо всех мучить. Сперва они третировали только меня, а потом, когда появилась собака – принялись и за неё. Взять хотя бы имя – Мэри! Ну, кто называет собаку Мэри?
Катя говорит, что враньё – это когда ты заранее хочешь наврать. Я никогда не собираюсь заранее врать, у меня всегда это происходит как-то само собой. Выходит, я никогда не вру?
– Если ты переживаешь, что я не буду ругать тебя за беспорядок, то можешь не беспокоиться. Я буду ругать тебя всегда, – мама рассмеялась.
Легко сказать «убери». Если бы в её комнате был такой беспорядок, как у меня, я бы на неё посмотрел. Легко прибираться, когда всё прибрано. Ни разу не видел, чтобы у бабушки в комнате всё было разбросано. А поскольку ничего не разбросано, то и собирать нечего. Она просто делает вид, что убирает, а на самом деле, только сохраняет то, что уже есть. Это нечестно. Вот если бы она сначала как следует всё раскидала...
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)