ru
Free
Read

Путешествие из Петербурга в Москву

Судьба главного детища А.Н. Радищева — «Путешествия из Петербурга в Москву» (1789) поистине удивительна. Неблагонадежное с точки зрения цензуры произведение автор отпечатал в домашних условиях на собственном, специально с этой целью приобретенном печатном станке, но накануне ареста сжег почти весь тираж. «Путешествие» продолжало свою жизнь в списках вплоть до 1858 года, когда оно было опубликовано за границей А.И. Герценом. В России с произведения был снят цензурный запрет только в начале XX века. Даже в советскую эпоху, когда Радищев был объявлен «пророком и предтечей революции», «Путешествие» издавали с купюрами — многое смущало в нем официальную власть. Может быть, сегодняшний читатель сумеет отнестись к этому крайне непростому произведению непредвзято и найти в нем не только суровую прозу, но и поэзию.
more
Impression
Add to shelf
Already read
214 printed pages
БесплатноКлассика

ImpressionsAll

💞Loved Up

Bar.Baroda G
Bar.Baroda Gshared an impression4 months ago
👍

Ммм

👍
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Мария
Марияshared an impression7 months ago

По началу абсолютно не могла понять Радищева, мне он казался таким эгоистичным в некоторых ситуациях и суждениях, но потом во мне как будто что-то щелкнуло. Книгу дочитывала с мыслью "ведь для того времени, то, что пишет и думает Радищев, было многим не понятно, ново и даже странно; каким нужно обладать умом, каким нужно быть гением, чтобы уже тогда, в то время (достаточно темное и зашоринное) рождаться такие мысли и заключения".

👍
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Эта книжка хорошая. Рекомендую читать.

👍

Дмитрий
Дмитрийshared an impression11 months ago
👍
🎯Worthwhile

С великим удовольствием перечитал.

🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Тяжело в прочтении, спорно в видении

Vagif  Tagiev
Vagif Tagievshared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
💤Borrrriiinnng!

Сложно читаеться,правда понять можно.

👍
💡Learnt A Lot

🔮Hidden Depths
🙈Lost On Me
💀Spooky

🎯Worthwhile

Хорошая книга

👍
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

👍

Рома Орлов
Рома Орловshared an impression2 years ago
🎯Worthwhile

💩Utter Crap

🎯Worthwhile

QuotesAll

Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвленна стала. Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы. Ужели, вещал я сам себе, природа толико скупа была к своим чадам, что от блудящего невинно сокрыла истину навеки?
Вместо обещания будущия казни, усугубил бы казнь настоящую и, совесть возжигая по мере злодеяния, не дал бы им покоя денно-ночно, доколь страданием своим не загладят все злое, еже[37] сотворили.
О природа, объяв человека в пелены скорби при рождении его, влача его по строгим хребтам боязни, скуки и печали чрез весь его век, дала ты ему в отраду сон. Уснул, и все скончалось.
Вдруг почувствовал я быстрый мраз,[16] протекающий кровь мою, и, прогоняя жар к вершинам, нудил его распростираться по лицу. Мне так стало во внутренности моей стыдно, что едва я не заплакал.
Расставаться трудно хотя на малое время с тем, кто нам нужен стал на всякую минуту бытия нашего. Расставаться трудно; но блажен тот, кто расстаться может не улыбаяся; любовь или дружба стрегут его, утешение. Ты плачешь, произнося прости; но воспомни о возвращении твоем, и да исчезнут слезы твои при сем воображении, яко роса пред лицом солнца. Блажен возрыдавший, надеяйся на утешителя; блажен живущий иногда в будущем; блажен живущий в мечтании. Существо его усугубляется, веселия множатся, и спокойствие упреждает нахмуренность грусти, распложая образы радости в зерцалах воображения.
Слово за слово, я с новым моим знакомцем поладил. Узнал, что он был из новогородской семинарии и шел пешком в Петербург повидаться с дядею, который был секретарем в губернском штате. Но главное его намерение было, чтоб сыскать случай для приобретения науки.
– Сколь великий недостаток еще у нас в пособиях просвещения, – говорил он мне. – Одно сведение латинского языка не может удовлетворить разума, алчущего науки. Виргилия, Горация, Тита Ливия, даже Тацита[60] почти знаю наизусть, но когда сравню знания семинаристов с тем, что я имел случай, по счастию моему, узнать, то почитаю училище наше принадлежащим к прошедшим столетиям.
Классические авторы нам все известны, но мы лучше знаем критические объяснения текстов, нежели то, что их доднесь делает приятными, что вечность для них уготовало. Нас учат философии, проходим мы логику, метафизику, ифику,[61] богословию, но, по словам Кутейкина в «Недоросле», дойдем до конца философского учения и возвратимся вспять.[62] Чему дивиться: Аристотель и схоластика доныне царствуют в семинариях. Я, по счастию моему, знаком стал в доме одного из губернских членов в Новегороде, имел случай приобрести в оном малое знание во французском и немецком языках и пользовался книгами хозяина того дома. Какая разница в просвещении времен, когда один латинский язык был в училищах употребителен, с нынешним временем! Какое пособие к учению, когда науки не суть таинства, для сведущих латинский язык токмо отверстые, но преподаются на языке народном!
– Но для чего, – прервав, он свою речь продолжал, – для чего не заведут у нас вышних училищ, в которых бы преподавалися науки на языке общественном, на языке российском? Учение всем бы было внятнее; просвещение доходило бы до всех поспешнее, и одним поколением позже за одного латинщика нашлось бы двести человек просвещенных; по крайней мере в каждом суде был бы хотя один член, понимающий, что есть юриспруденция или законоучение.
– Боже мой! – продолжал он с восклицанием, – если бы привести примеры из размышлений и разглагольствований судей наших о делах! Что бы сказали Гроций, Монтескью, Блекстон![63]
– Ты читал Блекстона?
– Читал первые две части, на российский язык переведенные. Не худо бы было заставлять судей наших иметь сию книгу вместо святцев, заставлять их чаще в нее заглядывать, нежели в календарь. Как не потужить, – повторил он, – что у нас нет училищ, где бы науки преподавалися на языке народном.
Вошедший почталион помешал продолжению нашей беседы. Я успел семинаристу сказать, что скоро желание его исполнится, что уже есть повеление о учреждении новых университетов, где науки будут преподаваться по его желанию.[64]
– Пора, государь мой, пора…
Расставаться трудно; но блажен тот, кто расстаться может не улыбаяся; любовь или дружба стрегут его, утешение.
бедствия человека происходят от человека
Расставаться трудно хотя на малое время с тем, кто нам нужен стал на всякую минуту бытия нашего.
Возмущенные соки мыслию стремилися, мне спящу, к голове и, тревожа нежный состав моего мозга, возбудили в нем воображение
в чем почитается по справедливости источник государственного избытка, силы, могущества; но тут же видны слабость, недостатки и злоупотребления законов и их шероховатая, так сказать, сторона. Тут видна алчность дворянства, грабеж, мучительство наше и беззащитное нищеты состояние.
рассудок есть раб нетерпеливости.
Вещал Акиба: вошед по стезе Равви Иозуа в сокровенное место, я познал тройственное. Познал 1-е: не на восток и не на запад, но на север и юг обращатися довлеет. Познал 2-е: не на ногах стоящему, но восседая надлежит испражняться. Познал 3-е: не десницею, но шуйцею[70] отирать надлежит задняя. На сие возразил Бен Газас: дотоле обесстудил[71] еси чело свое на учителя, да извергающего присматривал!
Посмотри на русского человека; найдешь его задумчива. Если захочет разогнать скуку или, как то он сам называет, если захочет повеселиться, то идет в кабак. В веселии своем порывист, отважен, сварлив. Если что-либо случится не по нем, то скоро начинает спор или битву. Бурлак, идущий в кабак повеся голову и возвращающийся обагренный кровию от оплеух, многое может решить доселе гадательное в истории, российской.
Жестокосердый помещик! Посмотри на детей крестьян, тебе подвластных.
Они почти наги. Отчего? Не ты ли родших их в болезни и горести обложил сверх всех полевых работ оброком? Не ты ли не сотканное еще полотно определяешь себе в пользу? На что тебе смрадное рубище, которое к неге привыкшая твоя рука подъяти гнушается? Едва послужит оно на отирание служащего тебе скота.
блажен писатель, если творением своим мог просветить хотя единого, блажен, если в едином хотя сердце посеял добродетель.
Итак, двадцать медных копеек избавили миролюбивого человека от следствия, детей моих от примера невоздержания во гневе, и я узнал, что рассудок есть раб нетерпеливости.
оброку с него не берет. Крестьянин пашет с великим тщанием.
Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о! сочувственник мой, посвящено да будет. Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердце твое бьет моему согласно – и ты мой друг.
Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Антон Гришин

Книга — источник знаний и неприятностей

Llopukhova

Классика

Александр Хомутов

Школа

Related booksAll

Related booksAll

Николай Карамзин

Бедная Лиза

Федор Достоевский

Белые ночи

Денис Фонвизин

Недоросль

Александр Грибоедов

Горе от ума

Александр Николаевич Островский

Бедность не порок

Александр Пушкин

Борис Годунов

Александр Пушкин

Евгений Онегин

On the bookshelvesAll

Классика

Книга — источник знаний и неприятностей

Классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)