Read

Хроники Дюны. Книга 1. Дюна

Фрэнк Герберт (1920–1986) успел написать много, но в истории остался прежде всего как автор эпопеи «Дюна». Возможно, самой прославленной фантастической саги двадцатого столетия, саги, переведенной на десятки языков и завоевавшей по всему миру миллионы поклонников. Самый авторитетный журнал научной фантастики «Локус» признал «Дюну», первый роман эпопеи о песчаной планете, лучшим научно-фантастическим романом всех времен и народов. В «Дюне» Фрэнку Герберту удалось совершить невозможное – создать своеобразную «хронику далекого будущего». И не было за всю историю мировой фантастики картины грядущего более яркой, более зримой, более мощной и оригинальной.
more
Impression
Add to shelf
Already read
803 printed pages
Фантастика и фэнтези

ImpressionsAll

Tie
Tieshared an impression6 months ago
🚀Unputdownable

Не знаю, куда деть мои 24 года, прожитые без мира дюны. Сложу-ка их на балкон к лыжам

👍
🚀Unputdownable

Вещь! Интриги внутри интриг внутри интриг, как выражается языком переводчика Герберт.

👍
🚀Unputdownable

Мать "Игры престолов", кайф

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Чем еще я мог удивить моего тестя...
Интриги, переживания. Начало трудно читалось, зато потом скуку одолевает желание прочитать еще одну страницу. Напомнило мне игру "Цивилизация" - еще одну страницу и спать, еще одну страницу и спать...

👍
🚀Unputdownable

Stepan Tanasiychuk
Stepan Tanasiychukshared an impression18 days ago
👍
🔮Hidden Depths
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Давно не читав такої продуманої і цікавої фантастики 👍🏼

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

👍

Masha Ryavina
Masha Ryavinashared an impression7 months ago
🚀Unputdownable

Igor Shalyminov
Igor Shalyminovshared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Без Дюны не обходится, наверное, ни один шорт-лист лучших sci-fi романов. В общем-то, всё действительно при ней: огромный скурпулёзно проработанный мир, затягивающий сюжет с сильной религиозной линией, герои, злодеи, монстры.
Но мне лично книга показалась особо интересна вот чем: весь сеттинг Дюны в очень большой степени опирается на арабскую и восточную в целом культуру, особо ярко это выражается в лексиконе: Муад’Диб, гом джаббар, Квисатц Хадерах, Шаи-Хулуд. И от этого сохраняется чувство, что читаешь продолжение какой-нибудь сказки Шехерезады с редкими sci-fi вкраплениями вроде космического корабля или силового поля.
Арабский сеттинг очень хорош (тут - точно) и в литературе довольно редок, фантастика в нём - вдвойне. Неплохой аргумент, чтобы прочитать (а мне - чтобы залипнуть на всю серию).

Valentina
Valentinashared an impression9 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Мемус
Мемусshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Narmina Seyidzade
Narmina Seyidzadeshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

QuotesAll

Она сказала, что правитель должен научиться убеждать, а не принуждать. И что тот, кто хочет собрать лучших людей, должен сложить лучший очаг и готовить лучший кофе.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
Но дело в том, что реальная Вселенная всегда, пусть на один шаг, опережает логику.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
Глубоко в подсознании людей укоренилась поистине извращенная потребность в разумно устроенной, логичной и упорядоченной Вселенной. Но дело в том, что реальная Вселенная всегда, пусть на один шаг, опережает логику.
– Религия и закон должны быть едины для всей этой нашей массы, – сказал отец. – Всякий акт неповиновения должен рассматриваться как грех и караться именно как таковой – наложением религиозной же кары. Это принесет двойную выгоду % укрепляя как повиновение, так и храбрость. Мы, заметь, должны опираться не столько на храбрость отдельных личностей, сколько на храбрость всего населения.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь
Начало есть время, когда следует позаботиться о том, чтобы все было отмерено и уравновешено
«Надежда мешает вниманию».
«Камень тяжел, и песок весит немало; но гнев глупца еще тяжелее».
Она сказала, что правитель должен научиться убеждать, а не принуждать.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
Запомни, мальчик: мир держится на четырех столпах… – Она подняла четыре узловатых пальца. – Это – познания мудрых, справедливость сильных, молитвы праведных и доблесть храбрых. Но все четыре – ничто… – она сжала пальцы в кулак, – …без правителя, владеющего искусством управления. И пусть это будет навечно высечено в твоей памяти!..
– Ты сама знаешь опасность защиты: если ты станешь защищать его слишком усердно, он не вырастет достаточно сильным.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
Я не боюсь, я не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
А чужая слава – основа зависти владык
на испытании акль.
«Испытании разум
Выхода нет: мы платим за грехи отцов, за совершенное ими насилие. Избежать этого невозможно.
мир держится на четырех столпах… – Она подняла четыре узловатых пальца. – Это – познания мудрых, справедливость сильных, молитвы праведных и доблесть храбрых. Но все четыре – ничто… – она сжала пальцы в кулак, – …без правителя, владеющего искусством управления. И пусть это будет навечно высечено в твоей памяти!

On the bookshelvesAll

Анатолий Верчинский

Лучшая экранизированная фантастика

Disgusting Men

Полка отвратительных мужиков

Карусель

Премия «Хьюго» за лучший роман

Maxim Balabin

BBC: 200 любимых романов жителей Великобритании

Related booksAll

Related booksAll

Фрэнк Херберт

Хроники Дюны. Книга 2. Мессия Дюны

Фрэнк Херберт

Хроники Дюны. Книга 4. Бог-Император Дюны

Фрэнк Херберт

Хроники Дюны. Книга 5. Еретики Дюны

Фрэнк Херберт

Хроники Дюны. Книга 6. Капитул Дюны

Фрэнк Херберт

Хроники Дюны. Книга 3. Дети Дюны

Джордж Мартин

Песнь Льда и Пламени. Книга 1. Игра престолов. Часть II

Джеймс Блиш

Дело совести

On the bookshelvesAll

Лучшая экранизированная фантастика

Полка отвратительных мужиков

Премия «Хьюго» за лучший роман

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)