ru
Books

После Тарковского

Андрей Арсеньевич Тарковский остается символом не только русского советского, но и авторского кино как такового. С его наследием продолжают вести диалог — и здесь, и за рубежом. Его по? прежнему воспринимают как одного из последних мастеров высокого киномодернизма. Но в чем конкретно заключается вклад русского гения в развитие киноэстетики? Или его значение обнаруживает себя скорее в области этики и философии? Как соотносились эти категории у Тарковского, и как соотносятся они сегодня? И где пролегает граница между модерном и постмодерном?

На эти и многие другие вопросы пытаются ответить участники IV международной научной конференции, посвященной творчеству Тарковского, — ведущие российские и зарубежные киноведы, культурологи и теоретики киноискусства.

Антон Долин объясняет, почему единственный возможный Тарковский сегодня — Ларс фон Триер. Алексей Гусев, Андраш Балинт Ковач и культовый американский кинокритик Джей Хоберман говорят о функции длинного плана и его сущности в кино модернистском и постмодернистском, трансцендентном и материалистическом, пленочном и цифровом. Поэт Александр Скидан рассказывает о «слабой мессианской силе» и о структурном сходстве между Андреем Тарковским и Вальтером Беньямином. Андрей Плахов и философ Йоэль Регев размышляют о том, в каком виде возможен модернизм в современном кино.
166 printed pages
Copyright owner
Издательство журнала «Сеанс»
Original publication
2016
Publisher
Сеанс
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Quotes

    Виктория Лосицкаяhas quotedlast year
    длинный план позволяет нам смотреть за процессом становления (видимо оно или нет, рационализируемо или нет)
    Виктория Лосицкаяhas quotedlast year
    что, в частности, лежит в основе эффекта фотогении.
    Любовь Юношеваhas quotedlast year
    Длинные и сверхдлинные планы — оборотная сторона эстетики коллажа и памфлета, составившая в 1960–1970-е годы тенденцию, пожалуй, не менее мощную и авторитетную, и кинематограф Андрея Тарковского — одно из важнейших явлений внутри этой тенденции. В свою очередь, постмодернизм в кинематографе также отнюдь не пренебрегал длинными планами, — однако по причинам, едва ли не прямо противоположным «модернистским». Более того: именно выяснение функции длинного плана, буде таковой оказывается использован в том или ином фильме, позволяет без колебаний атрибутировать фильм как модернистский или же как постмодернистский — даже в наиболее сложных и «туманных» случаях, когда остальные критерии не дают отчетливых ответов.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)